ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

Угольников стал президентом.

Московский Комсомолец 15 ноября 2012 г

Михаил Сегал: «На мой взгляд, получилось гораздо интереснее, если бы просто серьезный актер сыграл серьезную роль»

В прокат выходит, возможно, самый необычный фильм, снятый у нас за последнее время, — «Рассказы» Михаила Сегала. Началось все с киноновеллы «Мир крепежа» с Андреем Мерзликиным в главной роли, показанной на «Кинотавре», где ее наградили главным призом короткометражного конкурса. Успех у фестивальной публики превзошел все ожидания. Решили «что-нибудь» с ней сделать. Фильм «Рассказы» участвовал в нашем кинофестивале «Московская премьера» и имел большой успех у зрителей. А в этот вторник в столице прошла его большая премьера со множеством именитых гостей, среди которых были Федор Бондарчук, семья Михалковых, Ксения Раппопорт, Михаил Мамаев.

Михаил Сегал — не только режиссер, дебютировавший в 2006 году в большом кино с фильмом «Franz+Polina» по мотивам повести Алеся Адамовича, но и писатель. Один из героев его «Рассказов» — молодой литератор, сыграл которого рэпер Владислав Лешкевич, приносит свою рукопись в издательство. Каждый, кто ее открывает, фактически становится героем одной из четырех разножанровых историй.

— Хождение современного писателя по мукам чем-то напоминает мытарства героя вашего фильма «Рассказы»?

— Я оказался более удачлив, чем он. Мою книжку «Молодость» издали сразу. Это было два года назад. Мне, правда, говорили то же, что и герою фильма: мол, рассказы — не то, их сейчас не читают, а вот роман — совсем другое дело. Что-то я использовал в фильме из своего опыта.

— В писательском деле, наверное, куча обременительных вещей, напрямую не связанных с творчеством, но сжирающих массу времени, как и в кино?

— Да нет, они не могут испугать кинорежиссера с многолетним опытом съемок. По сравнению с этим издательские заботы — детские, сплошной курорт и отдых. Само написание произведения, конечно, труд: сидишь и пишешь. У режиссера 30 процентов занимает собственно профессия, а 70 сжирают производственные заботы.

— Есть ли разница для вас между короткой и крупной формой?

— То, что фильм называется «Рассказы» и состоит из нескольких историй, а я выпустил книжку рассказов, не говорит о том, что я заточен под короткую форму. Я недавно написал большую вещь, и она скоро выйдет. В голову приходят идеи, и задача автора — оценить, на какой объем они тянут. Если представить себе такую аналогию, что короткометражный фильм — рассказ, а полнометражный — повесть, то получается, что человек пытается идею рассказа растянуть до размера повести. Когда видишь некоторые полнометражные фильмы, мысли об этом возникают.

— Для чего вам понадобился Игорь Угольников с его особым шлейфом? Он ведь отличается от других ваших актеров?

— Идея снять в роли президента страны Игоря Угольникова пришла парадоксально и неожиданно. В этом был вызов и профессиональный азарт. Да, он несет за собой шлейф комического актера, но всегда интересен эксперимент, когда ты комедийного актера снимаешь в серьезной роли или наоборот. Сыграл он абсолютно серьезно, драматично и тонко. Но в силу того, что это все равно Угольников, и мы не можем абстрагироваться от того, что знаем о нем, возникает атмосфера, придающая происходящему иронию. На мой взгляд, получилось гораздо интереснее, если бы просто серьезный актер сыграл серьезную роль.

— А тяжело было, особенно в новелле «Мир крепежа», объяснить актерам их задачу? Тут ведь шаг в сторону — и будет не смешно, а пошло.

— Они находились в своих предлагаемых обстоятельствах, серьезной для них ситуации, которую эмоционально и искренне прожили. А возникающая абсурдность — внешняя, она есть в тексте и ситуациях. Им-то не смешно. Это не веселая история. У них там очень серьезные дела происходят. Мы играли драму.

— Вы и на «Кинотавре» говорили: «Я не шучу», когда нам казалось, что все стеб чистой воды. Как истинный сатирик, вы очень серьезны.

— С моей авторской стороны ирония есть, текст написан комедийно. Но мы-то говорим об актерах. Их человеческое поведение не было подчинено комедийному замыслу, который должен возникать в результате. У них все было серьезно.

— А какими глазами вы смотрите на мир? Писатель и режиссер уживаются легко?

— Я не думаю об этом. Придет что-то в голову — напишу, захочу снять — сниму что-нибудь. Человек же не ставит на себе штамп: «Я — писатель» или «Я — режиссер». Он живет, у него возникают какие-то чувства, ежедневные заботы. Когда я не снимаю фильм и не пишу, то могу прокатиться на велосипеде. Но это не значит, что я исключительно велосипедист.

— Есть же профессии, которые подчиняют себе жизнь человека, отпускают, только когда он спит...

— Это да. Постоянно работающая «придумывалка» есть и при написании прозы, и для режиссерских вещей. Одно перетекает в другое. Это механизм, требующий постоянной запущенности.

материал: Светлана Хохрякова


Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: