ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

"Деревенское счастье семьи Угольниковых"

Studio , №5 , май 2001


ИГОРЬ
Вас обижает, когда вас называют клоуном?
Я считаю это лучшей похвалой. Улыбка, ирония, смех — моя защита от окружающего не очень совершенного мира. Но в принципе я человек невеселый. И если бы не жена, очень одинокий. У нас с Аллой одинаковые представления о жизни. В целом, стратегически. Хотя тактически мы все время расходимся.


В таком случае кто в семье главный стратег и кто - главный тактик?
В семье главный Зяма, йоркширский терьер. Как он скажет, так и будет. Если после трудного дня, со съемками, переговорами и спектаклем, я приехал усталый и раздраженный, он все равно приносит мне игрушку, точно зная, что я себя переборю и буду с ним играть.
Вы принципиально живете за городом?
Да, четыре года назад мы убежали из квартиры на Малой Бронной, потому что окружающие достали нас своей жизнью. Когда мне надо было четыре часа поспать, чтобы потом куда-то лететь, я не успевал отдохнуть. За стенкой слышались голоса, на улице срабатывала чья-то сигнализация — все это ужасно надоело. Теперь я живу в окружении сосен и елочек и за те же самые четыре часа умудряюсь выспаться.


Рисунки на стенах - это рабочие материалы.
Костюмы к спектаклям , многие из которых Игорь не только придумал , но и сшил сам.
В последнее время его особенно привлекает стилистика Обри Бердслея



Выходит, от общения с людьми вы устаете?
Иногда в программу «Добрый вечер» приходили гости, которые начинали меня просто пожирать. Когда я чувствовал, что мне тяжело находиться с ними рядом, убегал к Оганезову и продолжал разговор, стоя рядом с ним. Я очень чувствую таких людей и бегу от них. Они еще агрессивные такие!
Как потом восстанавливаете энергию?
Каждый раз по-разному. Лучше всего выпить. Коньячку или виски, они бодрят и расслабляют. Водку пить нельзя, от нее становишься угрюмым. Водка — это удар по физиономии, а коньяк — варежка для сердца. Я делаюсь от него мягким и пушистым, начинаю хихикать.
Многие воспринимают вас как человека, способного развеселить кого угодно.
Если приходится делать это вынужденно, то я начинаю раздражаться. Веселить людей хочется только тогда, когда желание взаимно. И не это главная задача. Вот сделать так, чтобы они улыбались, гораздо важнее. Сейчас я снимаю свой первый фильм «Casus belli» (в переводе с латыни — «повод для объявления войны»), и очень бы хотел, чтобы зритель от первого до последнего кадра улыбался. Хотя, конечно, не буду против, если в какой-то момент он сильно засмеется.
А про что кино?
Про любовь. Ироничная история о людях, у которых внутри живет синдром Остапа Бендера, и в пограничном возрасте любви они вдруг понимают, что прожили жизнь не так, как им хотелось бы. В фильме снялись Инна Чурикова, Барбара Брыльска, Алексей Петренко, Виталий Соломин, Александр Михайлов.
Вы и во МХАТе теперь играете.
Да, мы с Олегом Павловичем одновременно подумали о том, что мне хорошо бы вернуться на сцену. Сейчас я занят в спектакле «Девушки битлов», а в конце сезона, если ничего не сорвется, будем играть вместе с Табаковым и Гафтом «В ожидании Годо».
Очень хочу и на телеэкран вернуться, но прекрасно понимаю, что делать «Добрый вечер» сейчас невозможно. Каждый день быть в прямом эфире, придумывать, писать и ставить невероятно сложно и очень дорого. А на меньшее я не согласен: когда попил крови, не польстишься на падаль. Хотя мне предлагали вести самые разные программы: от прогноза погоды до каких-то викторин.
А могли бы взять и полностью изменить жизнь?
Думаю, я именно из таких людей. Но еще ни разу не пробовал.
Желание хотя бы есть?
Есть. Останавливает сознание того, что я не знаю, будет ли мне от этого хорошо. Обычно люди меняют жизнь с семьи, потом идет местожительство, и только после этого работа. А мне не хочется менять ни то, ни другое, ни третье.
Вы как воспринимаете жизнь?
Всем телом. Поскольку считается, что я цельная натура. Жена, когда читает какие-нибудь книжки или журналы с тестами, все время меня проверяет, и по тестам получается, что я человек, может, и не очень хороший, но цельный.
Вы тоже ее изучаете?
Нет, мне это неинтересно. Мне нравится, что каждый раз она меня удивляет. Какой смысл мне сегодня делать выводы, если завтра она будет уже по-другому воспринимать жизнь, меня и себя?
Алла часто дает вам советы?
Практически все время, хотя иногда я ее не слушаю. У нее животное чутье на людей. Бывает, рядом со мной появляется очаровательный человек, весь такой правильный, и работу делает хорошо, а она говорит: «Не связывайся с ним!» Проходит год-два, и этот человек кидает меня. Алла была права! Наверное, дело в том, что она все время стоит на страже. Защищает гнездо. Оберегает меня и готова загрызть всех вокруг, даже меня самого. Жена заботливо обставляет мою жизнь уже много лет — это ее любимое, я надеюсь, дело. А раньше она еще снимала мои передачи. Она великолепный телевизионный режиссер, и я очень переживаю, что она три года не работает. Говорит: «Ты запер меня в деревне». Но теперь уже решен вопрос о запуске программы «Оба-на!», и снимать ее будет Алла.


В нашей семье ГЛАВНЫЙ человек - Зяма , йоркширский терьер.
Как он скажет , так и будет




Ваш элегантный вид - заслуга жены?
Безусловно. На мне сейчас костюм, который мы купили по частям.
Вы всегда делаете покупки раздельно?
Нет, чаще вместе. Идем в один магазин, там расходимся в разные стороны, я покупаю ей колготки, а она мне галстук. (Шутка.) Одно время галстуков было совсем много, но я их раздарил. Надоели.
Любите избавляться от старых вещей?
Да, с ними уходят старые проблемы. Но есть вещи, от которых я не избавлюсь никогда, хотя и не ношу. Мне они нравятся. В половину костюмов я уже не могу влезть, раздался, когда снова, как в юности, серьезно занялся хоккеем. А костюмы висят:
вдруг похудею? И еще висит фрак. Я хотел бы всю жизнь ходить в цилиндре, белых перчатках и фраке, даже специально сшил его во МХАТе, но ни разу не надевал. Куда его наденешь?
А мебель вы предпочитаете современную или старинную?
Жена как-то очень хорошо все это варьирует. Раньше я был противником антиквариата, считал, что это старье, взятое из чужой жизни. Но если эти вещи победить, насытить их собой, то они превращаются в твои. Зато в суперсовременном дизайне я бы точно жить не смог. Хотя еще недавно считал, что это нормально, мы даже кухню сделали в современном стиле. Теперь понимаю, как был неправ. У нас есть старый дубовый буфет, и мы обязательно переделаем кухню под него.
Я почему сначала отказывался давать интервью?
Потому что надо было сниматься дома. А дом — это не достояние общественности. Если ты хочешь, люди туда входят. Если не хочешь, не войдут. Журнал же может прочитать каждый. Но когда жена сказала: «Я все равно его весь переделаю», — я согласился. Через некоторое время наш дом будет выглядеть настолько по-другому, что узнать его будет невозможно.
А началось все с того, что мы построили летнюю кухню, и ее дизайн нам так понравился, что мы захотели переделать весь дом. Летом я провожу там по полдня: жарю на очаге мясо, а рядом стоят лавочки с подушками, на которых лежат друзья.
У вас много друзей?
Много приятелей. А друзей практически нет. И вдруг начало появляться ощущение, что я ужасно старый человек. Вернее, не так. Время бежит очень быстро. До сих пор кажется, что мне 25, а на самом деле уже много больше. Начинаю торопиться, чтобы все успеть: снять много фильмов, сыграть много ролей.
Бывает, что человек снимет один фильм, а о нем помнят долго-долго.
Мне абсолютно наплевать, кто и как долго будет помнить меня после меня. Гораздо важнее прожить жизнь так, чтобы было интересно. Поэтому я и занимаюсь все время разными делами. Сейчас, например, меня очень занимает мой сайт — www.ugol.mnogo.ru. Я открыл там конференцию. Интересно, как люди воспринимают себя в виртуальном виде.
Вам это интересно, только пока они виртуальные...
Да. Они предлагают встретиться, а я не хочу.
Что вас больше всего раздражает?
Необразованность, грязь, холод, неспособность людей построить вокруг себя хотя бы кусочек, подобный раю. Вина каждого человека, что он не может создать красоту даже на том квадратном метре, где стоит.
Вы можете накричать на близкого человека?
На близкого не могу. А на остальных — да. Могу даже подраться. Весь вопрос в том, для чего. Есть люди, которые специально вступают в драку, чтобы драться. А я — чтобы ее прекратить. Вымотать соперника и вынудить его остановиться. Но дать себя бить я не хочу, поэтому приходится махать кулаками. Недавно вот на хоккее подрался, первый раз за последние двадцать лет. И ведь не сказать, что в ярости был.
Вы вообще впадаете в ярость?
Нет. Бываю грустным, усталым, раздраженным, но в ярости — никогда.
А очень весело вам бывает?
Тоже не бывает. Для большого веселья нужен большой повод.

АЛЛА

Сколько вас в том Игоре Угольникове, которого видят зрители?
Опасный вопрос. Моего в нем и много, и мало. Игорь — очень цельная натура, несмотря на то, что он мягкий человек и на первый взгляд кажется податливым. Он считается с чужим мнением, в сложной ситуации готов пойти на компромисс, но всегда четко формулирует для себя, чего хочет, и обязательно этого добивается. С возрастом это его качество усилилось. Если раньше, когда что-то не получалось, он охладевал и занимался чем-нибудь другим, то сейчас у него появилось упорство.
Наверное, это я повлияла на то, что он стал более рациональным. Игорь ведь Стрелец, он разбрасывает свои стрелы во все стороны: то поет, то танцует, то в кино, то в театре, то в хоккей играет, то вдруг возникает желание заняться общественной деятельностью — ему все интересно. И все удается. Но если раньше он разбрасывался, то теперь все делает постепенно, шаг за шагом. Сделал одно — переходит к другому.
Но и во мне многое от него. Он научил меня компромиссам, научил быть более мягкой. Я очень решительный человек, и черно-белая клетка отражает мой характер: у меня все либо хорошо, либо плохо.
Кто из вас двоих более веселый человек?
Раньше мне казалось, что Игорь. А сейчас даже не знаю... Конечно, он не стал грустным, но стал задумчивым. Многое поменялось в жизни. Кто-то ушел совсем, близкий и родной. Те, кто жив и здоров, сильно изменились.
Вас это расстраивает, или все так и должно быть?
Старость — это когда в голову приходят мудрые мысли. Я категорически не хочу «мудреть». Сейчас с головой ушла в обустройство дома. Никогда не думала, что это такое счастье! Всю жизнь мне хотелось заниматься творчеством, торчать целыми днями в студии, писать сценарии. У нас была очень красивая квартира в городе, все восхищались, как мы там все устроили, но не могу сказать, что я делала это с большим удовольствием. А когда появился дом... Я, как кошка, все обнюхала, привыкла к нему — и он привык ко мне. С каким удовольствием я думаю о том, как его переделаю! Собираю картинки, создаю альбом интерьеров, чтобы потом легче было разговаривать с рабочими.
Раньше казалось, нужен просто ремонт — раз, и все. Это во мне говорил мой крайний радикализм. А Игорь удивлялся: «Алла, ты не понимаешь, ты же лишаешь себя удовольствия! Все должно меняться медленно, постепенно. Ты что, на войне?». Он, кстати, говорил вам, что всегда мечтал носить фрак? Это не фанфаронство, а желание театрализовать свою жизнь. Унылое, серое существование и откладывание всего на потом для него невозможно. Но если бы он занимался еще и обустройством дома, то не осталось бы времени на творчество. Театрализация быта — мое дело, Угольников лишь посильно участвует. Например, сам сделал стол на веранде. Поехал, купил декоративный кафель, долго замерял его, раскладывал — получился очень красивый столик. А я знаете, до чего дошла? Попросила у Игоря, чтобы на день рождения он подарил мне швейную машинку. Буду шить шторки, скатерки. Я дозрела. Мне хочется все делать самой.
К дизайнерам не обращаетесь принципиально?
Да. По-моему, это большая глупость. Дизайнер должен стать близким другом, пропитаться атмосферой дома, видеть, как вы едите, спите, слышать, о чем говорите — только тогда он поймет, каким должен быть ваш дом. В противном случае люди живут в роскошных, модных интерьерах и мучаются. И чем все заканчивается? Там вбил гвоздик, там что-то отодрал, там скатеркой прикрыл... Если дизайнер придет в этот дом через полгода, он зальется горючими слезами.
Нет, нужно фантазировать самому. Придумывание себе декораций — в этом и есть радость.


Театрализация быта - МОЕ дело , Угольников лишь ПОСИЛЬНО участвует


Я, например, нашла женщину, которая вяжет роскошные шали, и заказала ей несколько штук. Летом, когда мы с гостями будем сидеть на улице, я каждую свою подругу укутаю шалью. Еще мечтаю притащить на участок красную английскую телефонную будку, которую где-то видела, и подвести туда телефон, чтобы гости, гуляя, могли позвонить.
Мне нравится старый английский викторианский дом. Нравится модный сейчас стиль shabby chic («потертый шик»), и я хочу «состарить» свой дом. Откуда-то вырвала листок, как надо состаривать мебель, и обязательно испорчу хотя бы один стул, но сделаю это.
Многие предметы мебели уже давно состарились и без вас. Откуда они?
Я родилась в старомосковской семье, и часть обстановки досталась мне в наследство. В основном это красная ампирная мебель. (Я очень люблю 30-е годы XIX века. Мне кажется, это лучший период ампира, потом он стал слишком разукрашенным, разухабистым даже. В нем появилась красивость, но не красота.) На красном дереве никогда не устает глаз в отличие от витиеватой светлой мебели эпохи модерна. Она слишком загружает сознание. А ампир — это такой покой! И не просто респектабельность, а в хорошем смысле домашняя консервативность.
У старой мебели есть удивительное качество:
она моментально врастает в пол и в стены. Если потом ты ее оттуда убираешь, она сделает круг по дому, но все равно вернется на место, неважно, будет ли это шкаф, стол или табуретка. Когда мы въехали в этот дом, гости сказали: у нас такое ощущение, что вы живете здесь всю жизнь. Вот что могут сделать старые вещи.
Теперь я вплоть до сантиметра знаю, где что будет стоять и как выглядеть. Но прежде чем родился этот планчик-конспектик с картинками, подшитый в папочку, он сжигался, рвался и выбрасывался много раз. Я придумывала, проверяла на Игоре, он начинал вносить свои поправки, мы разговаривали на повышенных тонах, расходились и сходились. Нормальное творчество.
Странно слышать, что в вашей семье звучат повышенные тона.
Вы знаете, многие великие режиссеры чудовищно орут на своих актеров. Но при этом не встают и не уходят, хлопая дверью. А потом, после премьеры, целуют-обнимают всех и благодарят со слезами на глазах. Не знаю, кто в нашей семье режиссер, а кто труппа, расклад постоянно меняется, но мы всегда относимся к своей жизни как к творчеству. Каждый день я ловлю себя на мысли, что в наши отношения добавилось что-то новое. Порой мне кажется, я знаю, о чем он думает. Но он все время разный, поэтому я никогда к нему не привыкну. А вообще мне не хочется ни хвалить его, ни ругать. Все хорошо.

Виктория Березко ( текст )
Влад Локтев ( фото )
Вероника Шеповалова ( визаж )

 

Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк
Фотогалерея

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: