ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

Михаил Сегал: я писатель, а не читатель

Российская газета 15.11.2012

фото: Геннадий АвраменкоВ век, перенасыщенный информацией, люди хотят, чтобы с ними говорили коротко и по делу. В кино эта тенденция проявляется в растущей популярности короткометражных фильмов.

Им отводится все больше места в программах "больших" кинофестивалей. Из них самих собирают отдельные и популярные фестивали - только в Москве в начале ноября прошло сразу два таких. А полнометражные фильмы все чаще составляют из коротких новелл, каждую из которых можно смотреть отдельно. На короткометражках учатся молодые, их легче воспринимают и их тяжелее снимать - так же, как сложнее говорить и писать коротко, приходится фокусировать мысли.




Полнометражный фильм Михаила Сегала "Рассказы" вырос как раз из короткометражки под названием "Мир крепежа". История о том, как нанятый для организации свадьбы event-менеджер (его играет Андрей Мерзликин) мистическим дьявольским образом распланировал не только торжество,  но и всю будущую жизнь молодоженов, покорила два года назад жюри "Кинотавра". Михаил Сегал получил главный приз и возможность снять свое полнометражное кино. К удавшейся новелле досняли еще три. И вот уже "длинный" фильм получает награды на фестивалях, начиная все с того же "Кинотавра".

Работу над коротким метром Михаил Сегал не оставляет - в этом году он стал автором сценария первой режиссерской работы Андрея Мерзликина, новеллы "GQ". В каком жанре будет следующее произведение Михаила Сегала, который известен также как  писатель? Об этом, о фильме "Рассказы", и о многом другом с ним беседует обозреватель "РГ".

Возможно ли, что будущее - за короткими фильмами?

Михаил Сегал: Я не знаю. Будущее чего? Если кинотеатров - вряд ли,  потому что люди не будут ходить в них на короткометражные фильмы. Тем более, что сейчас смотрят жанровое кино - хотят получить впечатление, развлечение. Короткометражные фильмы не вписываются в эту схему. А то, что в Интернете преобладает короткая форма, пока ничего не значит. Если говорить об индустрии, которая вкладывает деньги в кино, то она не будет тратить средства на короткометражное, которое и так все бесплатно посмотрят. Формат полуторачасового фильма давно ясен, и именно на такое время зрители в кино ходили и будут ходить.

В таком случае что для вас обращение к короткому метру - отсутствие денег?

Михаил Сегал: После нескольких лет простоя в кино я решил, что надо снять хоть что-нибудь. Поскольку собирался снимать своими силами, было очевидно, что можно сделать лишь небольшую работу. Поэтому я и написал коротко, и собрал всех, кто может мне помочь. Это была некая разминка мускулатуры. Потом мы подали заявку на "Кинотавр", дальше уже участвовали в конкурсе. Но делалось все, исходя из имеющихся возможностей.

Как сценарист вы сделали с Андреем Мерзликиным короткометражный фильм "GQ".

Михаил Сегал: Он идет 13 минут. Андрей хотел попробовать себя - снять что-то, и попросил написать сценарий. Я сначала выяснил, чего он сам хочет как автор.

Вы Мерзликина еще не знали?

Михаил Сегал: Я знал его, как человека. Но это - совсем другое. Мне важно было понять, что ему близко, что хочется художественно сказать. Выслушав, я придумал три истории, записал их тезисно - несколькими предложениями. И прислал Андрею: что выберешь, то разработаю и напишу. Когда Мерзликин   снимал, я не вмешивался. На самом первом этапе, перед съемками, он задавал профессиональные вопросы. Но на съемочной площадке я не присутствовал. Я написал, а дальше - его свободное плавание.

Еще в новелле  "Мир крепежа",  меня поразило ваше чувство слова. Писать или снимать? В чем  вы себя ощущаете свободнее?

Михаил Сегал: Это зависит от того, от чего больше я устал. Если долго снимал, хочется взять тайм-аут и писать. Но вне режиссерской профессии начинаешь скучать по самой атмосфере съемок, создания фильма.

О роли мистики в фильме "Рассказы". Мерзликин, который обычно играет каких-то воюющих героев, здесь в роли почти потустороннего существа. И во всех четырех новеллах случаются мистические вещи.

Михаил Сегал: Легкая мистика в этом фильме присутвует. Но специальной задачи мистифицировать кино не было.

В новелле "Круговое движение" вы обратились к политике - Игорь Угольников играет президента. Это требование конъюнктуры?

Михаил Сегал: Это социально-политическая новелла, в ней это должно было быть. Весь сюжет - как люди дают взятки - развивается от бытового уровня "простых людей" до вершин власти. А затем все возвращается обратно. В этом и состоит идея.

У нас сейчас каждый день могут меняться законы, поэтому все в фильме - вменяемая условность. Мы снимали первую новеллу, когда была еще милиция. Там люди говорят вслух слово "милиция". А в третьей новелле уже ездят машины с надписью "полиция". Так что, если кино хорошее, то это не помешает. Если плохое - не поможет.

Где вы нашли  бабушку-экстрасенса для новеллы "Энергетический кризис"?

Михаил Сегал: Бабушка - актриса из Минска Тамара Миронова, которая в моем прошлом фильме "Франц и Полина" играла маму главной героини. Я с тех пор ее безумно люблю. И как "под Мерзликина" я писал новеллу "Мир крепежа", так и здесь сочинял, зная, что хочу снимать именно ее.

А что вы читаете? В фильме, когда президент-Угольников приводит выдержки из произведений историков со словами: "Вот я, например, сейчас Ключевского читаю" - это ваши любимые цитаты из классики?

Михаил Сегал: Я писатель, а не читатель. К сожалению, давно выпал из процесса активного чтения. Сейчас хочу успокоиться, отдохнуть от съемок, и  что-то почитать. Недавно я первый раз в жизни прочитал "Над пропастью во ржи". Все говорят, что это - классика. И такое ощущение, что уже знаешь, можно и не читать. Есть ряд таких книг, которые все знают, они самые известные - "Война и мир" или "Три мушкетера", например, а кто-то, как ни странно, став взрослым, так их и не читал. Вот так же и у меня с Сэлинджером.

В вашей жизни была ситуация, как у героя фильма, когда приходили в издательство и приносили книжку, понимая, что она там никому не нужна?

Михаил Сегал: Это было немножко по-другому. В моей истории писателю говорят - мы книгу не берем. Как ни странно, с опубликованием моей первой книжки "Молодость" было все хорошо. Все сразу получилось.

Прообразом к сценарию послужили какие-то разговоры в редакции, мнения редакторов о том, как надо писать, что сейчас популярно. Частично сделал  реверанс уже для зрителя. Фильм  называется "Рассказы", а начинается с того, что никому они не нужны, кто будет читать? Дальше амбициозный авторский ход - опровергнуть этот посыл, доказать, что эти рассказы, этот жанр, могут быть интересны. Это формальный ход, который  работает на содержание фильма.

В последней новелле "Возгорится пламя" есть сцена, где герои - мужчина лет 45 и его молоденькая любовница - говорят про историю России. И выясняется, что девушка ничего в ней не знает и не понимает. Что важно для мужчины в кризисе среднего возраста? Чтобы было о чем говорить с женщиной или, выражаясь языком фильма, "чтобы было, о чем с ней трахаться"?

Михаил Сегал: Герой нашего фильма не сумел найти ответ на этот вопрос. Я думаю, проблема в том, что его кидает от одного к другому. Пока ему не хватало молодой девушки, он думал, что появись она - все пойдет отлично. Потом, когда чудо случилось, оказалось, что ему нужно совсем другое. Он от нее ушел и  опять стал общаться с женщиной своего возраста. Но через какое-то время все может повториться.

Человек сам не знает, что ему надо?

Михаил Сегал: Невозможно определиться в ценностях - вот в чем дело. Выбрать что-то одно и сказать: вот так я хочу жить! Выбираешь одно, не хватает чего-то другого. И дальше вопрос - как с этим бороться.

Сусанна Альперина


Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк
Фотогалерея

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: