ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

"Рассказы" назвали белой вороной

Российская газета 16.11.2012

Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС www.itar-tass.comФильм "Рассказы" Михаила Сегала уже окрестили социальным, умным и злым. Мол, в сегодняшнем кино - это ЧП и белая ворона.

Впрочем, смотря с чем сравнивать. Кинокритика так усердно открещивалась от советского опыта, то теперь как-то непоследовательно ликовать по поводу возвращения на экран проблесков былой интеллектуальности. Если сравнивать с "Самым лучшим фильмом" - да, социальное кино. Если с любым средним фильмом 60-80-х - всего лишь неумелая попытка прямолинейно, как в учебном плакате для детворы, обозначить состояние умов и, стало быть, состояние страны.



"Рассказы" - альманах из четырех кинофельетонов. В первом молодая пара, готовясь к свадьбе, хочет все педантично расписать по минутам, а нанятый тамада-распорядитель доводит этот педантизм до абсурда, расписывая по годам неизбежные измены и прощание с жизнью (эта новелла сначала была короткометражным фильмом и, по-видимому, на полном безрыбье вызвала ажиотаж на "Кинотавре"). Во втором нам наглядно, опять-таки, как на плакате, рисуют цепочку взяток, переходящих, в пути разбухая, из рук в руки, пока эстафета не дойдет до самой верхушки - главы страны в белых одеждах на белом коне с томиком Карамзина в руке. В третьем, метафорическом, демонстрируют тьму безмозглых верований, которая окутала страну, подменив нормальные государственные механизмы и попутно уничтожив культуру. Наконец, в четвертом разверзнется пропасть между поколением людей, еще способных думать и помнящих о прошлом своей страны, и поколением новых манкуртов.

Каждая тема актуальна и заслуживает отдельного фильма. Но перед нами этюды. Экзерсисы. Смутные отблески залетевших в голову мыслей. Решения самые первичные, без творческих мук, сериального типа актеры и полное отсутствие такой категории, как чувство ритма. Поэтому первая новелла похожа на небрежно разыгранный анекдот. Вторая - на анекдот слишком длинный, чтобы смеяться, и слишком бесформенный, чтобы связать его с жизнью. Вся его соль иссякла в первой же строчке, остальные тянутся бесконечным довеском, и даже забавный Игорь Угольников в роли президента дела не спасает: один кадр в лес, другой - по дрова, и все - мимо.

В третьем этюде недодуманная метафора полностью проглотила фабулу. В лесу застряла девочка, ее ищет милиция, с положенным матерком и с библиотекаршей в консультантах-экстрасенсах. Экстрасенсорша почти у цели, но закоченевшая девочка разведет костер из пушкинского томика - и страну накроет вселенская катастрофа.  Понятно, что Пушкин - наше все, но почему культура гибнет именно потому, что находчивая девочка разожгла костер, остается неясным. С таким же успехом эту метафору можно прочитать с точностью до наоборот: мол, Пушкин спас невинную не поэзией, так теплом - виват, волшебная сила искусства!

В четвертом, супер-эротическом, режиссер опровергает советскую максиму "В СССР секса нет". В новой России - есть, да еще какой! Мужчина бальзаковского возраста наслаждается любовью с отроковицей из ранга "все отдать - мало", пока не убеждается, что из всех богатств, выработанных человечеством, она знает только секс, и "трахаться с ней не о чем". Здесь фильм разворачивает энциклопедию сексуальных утех в автомобиле, в кафе, на коврах, столах, стенах, травах и диванах, ежеминутно застревая на подробностях и заставляя актеров действовать до полной гибели всерьез. Это все показано с такой простодушной, такой незамутненной смачностью, что моральный вывод с Троцким, "вихрями враждебными" и особенно с числом погибших в Великой Отечественной войне, при всей его очень горькой правде, кажется то ли выдающимся по цинизму постмодернистским приколом, то ли глупостью. Героиня Сегала не знает, кто такой Дзержинский и сколько народу загубил победивший в войне Сталин, но и автор не чувствует, что, сопрягая эти мотивы со столь самозабвенным погружением в эротику, он не столько выводит манкуртов на чистую воду, сколько уподобляется им: здесь легкость в мыслях становится и впрямь необыкновенной. Монолог о стучащем в сердца пепле в сопровождении модных возвратно-поступательных движений исторгал бы в зрительном зале нервический хохот, если бы в зале были зрители. Но в день премьеры на вечернем сеансе их было с десяток, и они меланхолически ели попкорн.

"Рассказы" Михаила Сегала, признанные большинством критиков едва ли не выдающимся явлением нашего кино и снискавшие призы "Кинотавра", - наиболее очевидный пример разрыва между кинотусовкой и нормальной зрительской аудиторией. Кинотусовка хочет быть оригинальной любой ценой и ликует каждый раз, когда "на экране такого еще не было", совершенно независимо от вкуса и здравого смысла. На "Кинотавре", как пишут, в пресс-зале стоял хохот, реплики героев возбужденно передавали из уст в уста. По-видимому, кинотусовка стала таким наглухо запаянным сообществом, что там, как на Марсе, свое, отдельное, чувство юмора, свои, специфические критерии вкуса и таланта.

А земная публика такие экзерсисы почему-то регулярно игнорирует, будь они отечественные или заграничные. Кто помоложе - ломится на мастерски сделанную "Операцию "Арго", кто постарше - ищет в телеэфирах кино времен, когда секса не было, но были умы и таланты. Плохая у нас публика.

Валерий Кичин


Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк
Фотогалерея

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: