ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

«Оба-На, а за углом полтинник!..»

"ТВ-Парк" №51 декабрь 2012

Игорь Угольников называет себя Героем Сатирического Труда, но почему-то сегодня, когда страна нуждается в острой сатире не меньше, чем в начале 1990-х, он не появляется на телевидении, посвятив себя кино. Накануне своего 50-летия Игорь Станиславович рассказал нам о своей вне экранной жизни, а также о том, почему история теперь интересна ему больше, чем юмор.






— Насколько необходима сатира сегодня на нашем ТВ?

— Современное телевидение — это одна сплошная сатира на жизнь, которой мы живём. Да и все телевидение выглядит как пародия на действительность. Для того чтобы сатира снова стала востребованным жанром, необходимы какие-то иные события в жизни общества. Наверное, сейчас наступает новое эпическое время, и для нас, артистов, это хорошо — приходит наше время (улыбаясь)…тогда тоже было эпическое время — бесконечные политические пертурбации, какие-то выступления, голодовки, локальные бунты… Общество, к сожалению, по сравнению с тогда, ещё резче разделилось на богатых и бедных… Когда в 90-х мы делали свои юмористические программы, другого ничего не было, и зрителю не с чем было сравнивать эти передачи, поэтому мы были на экране одни такие единственные. Сейчас есть выбор юмористических программ, но сатиры, на мой взгляд, нет никакой. И если тогда зритель хотел просто насытиться продуктами, возможностями, другим ТВ, то сейчас наступило время пресыщения всем перечисленным. И теперь уже никто не требует хлеба, требуют зрелищ.

— Вам не кажется, что зрителю не хватает интеллигентного и доброго юмора? Уж слишком долго его кормили пошлостью, шутками «ниже пояса»…

— Вот! Именно! Абсолютно верно подмечено — люди действительно соскучились по тонкому, тёплому, ироничному юмору, люди устали просто так ржать, поэтому, уверен, наступает моё время, и паузу в 15 лет отсутствия на телеэкранах можно прекращать. Слава богу, у нас ещё сохранилась прослойка думающего зрителя, который хочет чего-то умного, правильного, для души и сердца, а не только для потехи ради. Вот именно для них мне и стоит ещё поработать. Меня часто спрашивают — почему ты не возобновишь съёмки «Оба-на»? Но это же программа того времени и того зрителя, в одну реку дважды не войдёшь, сейчас уже нужно что-то другое придумать, потому что зритель изменился в любом случае.

— А вы сами скучаете по тем временам?

— Я очень скучаю, и не только из-за «Оба-на», скучаю по тому времени, по тем людям, по тем отношениям. Тогда актёры были востребованы, а сейчас ощущение, что ты официант на чужом празднике, к сожалению. Мне хочется продолжать заниматься творческим трудом, совсем не хочется заниматься чиновничьим трудом, потому что дело это, как выяснилось, совершенно неблагодарное, и крайне опасное, потому что всегда при каких-то твоих делах находятся люди, которые стоят у тебя за спиной и заглядывают через голову, хватают тебя за рукава, а в это время пытаются тебе что-то «подложить» в карман, а ты находишь это и думаешь — неужели это моё? Это шутка, в некотором смысле, но доля правды в ней тоже есть. Я надеюсь, что совсем скоро я смогу вернуться к своей актёрской профессии. Это ностальгия, конечно же, но такая… действенная, потому что я хочу то хорошее, что у нас было, снова вернуть на экран. Сейчас тоже много хороших программ. Лично я смотрю «Большую разницу», мне очень нравится Ванька Охлобыстин в «Интернах». Есть КВН, старейшая юмористическая программа отечественного телевидения, которая до сих пор любима зрителем. Мне нравится вечерняя программа Вани Урганта. Кстати, хочу отметить, что он стал много лучше вести программу по сравнению с тем, что  было вначале. Главное, он стал лучше слушать собеседника, а раньше для него вопрос был важнее ответа. Другое дело, вижу, что как и мы когда-то, он страдает проблемой быть интересным и разнообразным, а это самое сложное в этом формате передачи.

— Вы сейчас так тепло, по-дружески или даже по-отечески, поделились впечатлением о программе «Вечерний Ургант», но ведь Иван не делает чего-то оригинального, хотя бы потому, что до него были вы с передачей «Добрый вечер с Игорем Угольниковым»…

— Так и я не был оригинальным! Я поехал в Америку, посмотрел, как снимаются там подобные шоу, получил бесплатную лицензию на год для использования на нашем телевидении, мы немножко трансформировали формат под российского зрителя и сделали свой вариант американского шоу. И это не скрывалось от людей, просто напомню о том, что наш зритель не был искушённым по части разнообразия передач. А что касаемо «Оба-на», так это, по сути своей, самые настоящие актёрские капустники, которые мы регулярно представляли в Доме актёра, только теперь они были превращены в телескетчи, а все остальное наполнение программы — это пародии на новости, события, передачи, популярные музыкальные номера. Это был… калейдоскоп, винегрет такой! (Смеётся.) И этот формат долго просуществовал благодаря своему разнообразию, что постоянно и останавливало людей у экрана телевизора. В одной передаче столько всего намешали — на любой вкус и цвет.

— Во времена «Оба-на» вас частенько сравнивали с Аркадием Райкиным из-за номеров с переодеваниями и масками. Кто-то ругал, кто-то хвалил, кто-то обвинял в бездарности.

— Однажды Анатолий Григорьевич Лысенко, после закрытия «Оба-на», сказал: «Мы потеряли нашего Бенни Хилла». Но лично мне не очень нравился этот персонаж, потому что у него всегда был один и тот же образ такого придурковатого мужичка. Мне льстит сравнение с Райкиным, но всегда есть актёры, с которыми никогда нельзя быть наравне, это как за ветром бежать. Сам я никогда не смогу себя даже на толику приблизить к таланту Аркадия Райкина.

— А вы сами часто смотрите телевизор?

— Честно, у меня нет времени и желания сидеть и целенаправленно что-то смотреть. Но! Если и смотрю, то «Культуру». Мне нравятся там воскресные концерты, с удовольствием смотрю новости, которые ведёт мой друг Влад Флярковский. Кстати, канал месяц от месяца становится лучше и интереснее, вот что главное, зритель должен видеть изменения в лучшую сторону, только в этом случае аудитория будет расширяться.

— Смех может вылечить человека или хотя бы облегчить его тягостное состояние?

— Нет, по-моему, он вообще ни от чего не лечит. Хотя, смотря какой смех. Честно, мне трудно ответить на этот вопрос. Конечно, необходимо и должно улыбаться в любой ситуации, чтобы ни происходило, как бы трудно ни было, ведь когда ты улыбаешься, с тобой улыбается Господь, как мне кажется. Нам не даётся испытаний больше, чем мы можем выдержать. Я и сам стараюсь держать себя, улыбаться при любых обстоятельствах, не всегда получается, признаюсь честно.

— Цифру 50 вы воспринимаете также с улыбкой?

— Эту цифру я воспринимаю как какую-то дикую глупость! Мне совершенно не 50, в лучшем случае… 25—27 лет. Я не чувствую своего возраста внутри, а по календарю… полвека (смеётся). Если бы мне в юности кто-то сказал, что мне когда-то будет 50, я точно представил бы ветхого старика с плохим характером. А сейчас живу и понимаю, что я ещё молод! (Улыбается.) Хотя иногда мой организм пытается мне сказать: «Игорь, ты устал, и тебе плохо». А я в ответ: «Да кто ты такой, чтобы мне это говорить!» И в эти минуты я командую организму: «Встал и пошёл!» Улыбку на лицо и вперёд! (Улыбается.)

— На днях вы сообщили о том, что запускаете новый проект о Первой мировой войне. Вам не кажется, что вы берётесь за ещё более сложную историческую тему, чем первые дни начала Великой Отечественной войны в «Брестской крепости»?

— Честно, я в чиновники пошёл, чтобы осуществить свою давнюю мечту — снять фильм о войне. Я повзрослел и понял, что в жизни надо делать что-то такое, что оставит о тебе какие-то воспоминания. И ещё надоело смотреть какие-то придуманные истории о войне. Последнее время столько гадости снято, надоело! Мы сделали честное кино. Я благодарен всей команде, которая сразу поняла, что мы будем делать. Меня потрясли и Пашка Деревянко, и Андрей Мерзликин, которые задолго до начала съёмок приезжали на место и просили экскурсовода, читали много документальной литературы, смотрели хронику… Это работа! Мне после премьеры многие говорили, что после «Брестской крепости» можно вообще ничего не делать, сиди спокойно и не прыгай! Но сейчас я начинаю работу над темой Первой мировой, которая вообще для многих одна большая загадка. Большевиками намеренно умалчивались какие-то факты, забыты люди, имена защитников Отечества просто стёрты из памяти поколений. И наша задача — хотя бы пробудить интерес у зрителя к этой странице российской истории. А ведь именно в Первую мировую определилось многое, что происходило потом с Европой и миром в целом. Ведь многие современные конфликты зародились именно в то время, сто лет назад. Про это надо говорить, показывать, объяснять.

Когда вы учились на актёрском факультете, вы представляли себя чиновником или продюсером?

Ни в коем случае! Я всегда был и есть артист. Знаете, меня приятели часто спрашивают, почему я не иду преподавать. Я не лукавлю, говоря, что сам ничего не умею делать, а тут ещё и учить надо. Попытаться сделать что-то могу, но вот учить… Нет. Я живу своими ощущениями, опытом удач и неудач. Каждый должен свой путь проходить сам. И потом, как только я почувствую, что люди не хотят меня слушать или противятся мне, я поубиваю всех! (Смеётся.)

Беседовала Марина Аверкина


Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк
Фотогалерея

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: