ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

Белые амазонки

Итоги №36 09.09.2013

В Петербурге начались съемки фильма «Батальон смерти» о знаменитом женском подразделении, воевавшем в Первую мировую в рядах русской армии


— Какую тарелку будем бить первой? — режиссер Дмитрий Месхиев протягивает Игорю Угольникову, продюсеру фильма, три расписные тарелки с надписью «Батальон смерти». Угольников по очереди рассматривает все три и вопросительно смотрит на режиссера.

— Между прочим, ручная работа — наш художник

 специально их сделал на этот случай, — объясняет режиссер. — Как только снимем первый кадр, так обязательно разобьем на счастье одну тарелку. Следующую министру культуры предложим разбить…

В Петербурге в бесконечно длинных коридорах бывших казарм Военной академии тыла и транспорта на Кадетской линии Васильевского острова начинается первый съемочный день фильма «Батальон смерти» об уникальном российском воинском подразделении времен Первой мировой войны — женском батальоне, сформированном весной 1917 года. Командовала батальоном Мария Бочкарева, воевавшая на фронтах Первой мировой по высочайшему соизволению и награжденная двумя Георгиевскими крестами. В советских учебниках истории она не упоминалась, поскольку батальон оставался до последнего верен воинской присяге, которую давал Временному правительству. О Бочкаревой, о созданном ею образцовом батальоне, о Первой мировой войне, ставшей для России переломным моментом в истории, — этот фильм. Значительная часть бюджета фильма — 50 миллионов рублей из 250 — будет оплачена из государственных средств: продюсерская группа Игоря Угольникова получила госзаказ на его производство. Остальное дадут частные инвесторы и различные организации. Фильм выйдет на экраны в следующем году, 1 августа — в День памяти российских воинов, павших в годы Первой мировой. Премьера приурочена к столетию со дня ее начала…

В советское время Кадетскую линию острова переименовали в Съездовскую — в честь I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, на котором дважды в июне 1917 года выступал Ленин с речами, изменившими ход истории России как раз в том, что касалось ее дальнейшего участия в войне. Ленин призывал сложить оружие и брататься с германскими пролетариями в солдатской форме, а женский батальон шел на немецкие окопы даже тогда, когда солдаты-мужчины, разагитированные большевиками, бросали винтовки и дезертировали.

Казармы академии в прошлом году переданы Санкт-Петербургскому госуниверситету, но ремонт еще не тронул исторические стены — именно поэтому здание выбрали для съемок. По затертому паркету коридора проложены рельсы для тележек, на которых передвигаются камеры, ассистенты оператора катаются по ним, выстраивая кадр, глухое эхо катится следом. А со двора бодрыми ритмами доносятся звуки другой репетиции — практически одновременно со съемками там начнется церемония посвящения в студенты. От грохота мощных колонок дребезжат стекла, вибрируют стены, но съемочную бригаду это, похоже, не смущает — на переозвучании весь посторонний шум уберут. Рядом с импровизированной эстрадой, устроенной для студенческого праздника, киношники установили свои осветительные приборы — они светят в окна второго этажа, как ослепительное весеннее солнце.

— Звук проверили?! Несите все в режиссерскую! — командует по громкой связи кто-то из ассистентов, и энергичные молодые люди начинают затаскивать в один из пустых залов аппаратуру.

Из комнат, идущих вдоль коридора, выходят барышни в шляпках и длинных пальто, крестьянки, закутанные в платки и одетые в деревенские кацавейки… По сюжету в руках у них у всех будут чемоданчики или узлы с вещами — снимается 28-й эпизод фильма, когда молодые женщины всех сословий приходят оформляться на службу в батальон. Как рассказали костюмеры, все наряды пришлось шить заново — хотели сначала взять в аренду на «Ленфильме», но студия заломила такую цену, что сшить самим оказалось дешевле.

Пока не прозвучала команда «Мотор!», вся массовка гуляет по коридору с пластиковыми стаканчиками кофе и разговаривает по мобильным телефонам.

У стены стоят странного вида устройства, похожие на гигантские бритвы или машинки для стрижки овец.

— Вот именно, — поясняют гримеры, — ведь солдат в то время стригли машинками для стрижки овец.

— А сегодня вы кого стричь будете?

— Несколько барышень в кадре остригут наголо. Но вы не сильно пугайтесь: эти приборы только снаружи такие страшные, они специально закамуфлированы под старину, а внутри у них самые обычные электрические бритвы.

Будущие солдаты женского пола, которых ждет эта экзекуция, беззаботно болтают, окружив столик с большим кофейником.

— Когда услышала о фильме, сразу подумала: обязательно постараюсь попасть на съемки, — рассказывает Анна, миловидная барышня в кокетливой шляпке с лентами и полосатой юбке. — Я этим летом чуть не умерла, потому что попала в аварию, и после этого твердо решила: надо в жизни успеть сделать что-то, чтобы оставить след.

— А меня весной из вуза отчислили, — вздыхает Софья. — Делать нечего…

Ее непокорные рыжеватые кудри выглядывают из-под сбившегося платка.

— Не боитесь стричься наголо?

— Нет. Ради кино можно пожертвовать волосами. И вообще они у меня быстро растут — через год уже ничего заметно не будет…

Дверь одной из комнат распахивается, и оттуда выходит Дмитрий Месхиев — он успел переодеться ради первого дня съемок, теперь на нем алая футболка с надписью «Батальон смерти», на голове такая же кепка.

— Господа, к нам идет артистка Аронова! — сообщает он на весь коридор. — Все! Вешайте микрофон и поехали!

По коридору мерным солдатским шагом идет Мария Аронова — в военном френче, высоких сапогах, из-под фуражки виден коротко остриженный затылок. На левой руке — большие старинные часы. Она проходит мимо камеры и скрывается за одной из боковых дверей.

— Внимание, приготовились к репетиции! — кричит режиссер. — Операторы готовы? Тишина! Начали!

Снять предстояло совсем небольшую сцену: героиня Ароновой — Мария Бочкарева встречает женщин-добровольцев. Здесь же парикмахер приглашает барышень на стрижку. Сказать парикмахеру надо буквально два слова: «Барышни, прошу-с!» А потом повторить их, потому что барышни робеют. И Бочкарева, обращаясь к невидимому в кадре поручику, который отвечает в батальоне за военную подготовку, говорит: «Селезнев, командуй!» И все. Но дубль следует за дублем: то парикмахер не так в кадр посмотрел, то тишину нарушил какой-то скрип.

— Да что же это! — возмущается Месхиев. — Третий дубль снимаем!

Но лишь после двенадцатого дубля, когда на роль парикмахера пробуется уже третий актер, раздается долгожданное: «Стоп, снято!» Первая фарфоровая тарелка разлетается на куски на рельсах — все разбирают разноцветные осколки и разбредаются по коридору на короткий перерыв. К этому времени церемония в университетском дворе благополучно завершилась и новоиспеченные студенты разошлись по аудиториям…

А отдых у съемочной бригады относительный: через несколько минут на площадке появляется гость — министр культуры Владимир Мединский. Гостя полагается встречать… Министру сразу предлагают разбить очередную тарелку «на счастье», а потом его окружают журналисты.

— Я благодарен Игорю Угольникову и его команде за то, что они взялись в такие короткие сроки сделать этот фильм, — говорит министр. — Это удивительная, забытая война. Мы в ней победили, но нечаянно, случайно, жестокой ухмылкой судьбы оказались в стане побежденных. Эти девчонки — самых разных сословий и социального положения — своим примером показали, как надо воевать и умирать за Родину. Участие женского батальона смерти имело громадное психологическое значение для тех, кто был на фронте. Надеюсь, фильм станет сильным переживанием для зрителей.

— Здесь все будет по-настоящему — и оружие, и бритые головы, и эмоции, — обещает Угольников.

— И пуля будет настоящей, — иронически продолжает Аронова.

— Вот мы с Машей даже вместе побрились, — Дмитрий Месхиев снимает свою красную кепку и демонстрирует обритую голову…

Сейчас съемочная группа продолжает работу в Псковской области, неподалеку от Пушкинских Гор, где пройдет большая часть натурных съемок боевых действий. Там уже выстроено почти полтора километра окопов: каждый окоп — точная копия реального, все воспроизведено по архивным фотографиям и фортификационным чертежам времен Первой мировой. Немецкие окопы сделаны отчасти из бетона, отчасти — из ивовых ветвей, перед ними натянуты рыболовные сети, чтобы враг не прошел. Кстати, немцы свои окопы изнутри оклеивали обоями, у них был даже водопровод. Есть архивные фотографии, на которых видно, что тропинки в окружающем лесу немцы украсили указателями с именами Ницше, Шиллера, Гете. Русские окопы сильно отличались от немецких, русские солдаты привыкли воевать без комфорта… Оружие у солдат с обеих сторон будет самым настоящим: к участию в фильме удалось привлечь коллекционеров, все винтовки — подлинные, 1914 года. В кадре появятся настоящие танки и броневики того времени. Один танк даже взорвут… Главный консультант-реконструктор фильма — Дмитрий Бушмаков, гендиректор компании «Лейбштандарт», которая занимается реставрацией военного антиквариата. Он подсказал художникам по костюмам очень важные детали обмундирования: например, после отречения Николая II от престола в марте 1917 года с погон и пуговиц было убрано изображение двуглавого орла. По архивным фотографиям удалось восстановить и точную копию батальонного знамени.

Но главный упор в фильме сделан не на документальные детали.

— Для нас очень важно показать тот психологический перелом, который пережили все наши героини, — говорит Евгений Айзикович, креативный продюсер. — У каждой из них — и у дворянок, и у крестьянок, солдатских жен, своя история и причины отправиться воевать. В фильме есть такой эпизод: одна женщина ждет ребенка, ее собираются удалить от службы, а она хочет остаться. Все говорят: ты что, с ума сошла, мы же идем воевать за тебя и твоего ребенка, за Россию, жить надо тебе и ребенку — уходи. И для нее это настоящая трагедия… В фильме есть и любовные сюжеты, и глубокие драматические переживания. Знаете, почему их называли батальоном смерти? Потому что каждая давала клятву в любой момент умереть за Родину. Но у нас не все они погибают… И в последних кадрах фильма мы увидим их живыми и веселыми.

Троих актеров — Марию Аронову на роль Бочкаревой, Марию Кожевникову на роль адъютанта Бочкаревой Веры Скрыдловой и Марата Башарова на роль Керенского — порекомендовал Игорь Угольников. Остальных выбирал режиссер, среди них есть и малоизвестные пока артисты. Николая Аузина (исполнитель роли поручика Селезнева) Месхиев нашел в Тюменском драматическом театре. «Вот увидите, — уверяет режиссер, — это точно будет новая звезда!» Много в фильме актеров из питерских театров — Евгений Дятлов, Валерия Шкирандо, Полина Дудкина. Ведь большая часть съемок пройдет в Петербурге. В середине ноября большие уличные сцены будут снимать на Невском проспекте, на Дворцовой площади, в питерских пригородах. Но это будет потом, а пока…

— Внимание! Все вышли из коридора, а то попадаете в кадр! Девочки, вставайте поближе! Тишина! Начали!

До окончания съемочного дня оставалось разбить еще одну тарелку.

Наталья Шкуренок

Фото: Сергей Тягин


Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк
Фотогалерея

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: