ВАЖНО!!! ВНИМАНИЕ!!! Я НЕ ЗАНИМАЮСЬ ВЕДЕНИЕМ НИ ЧАСТНЫХ НИ КОРПОРАТИВНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ!!! Любая информация о возможности приглашения меня в качестве ведущего на свой праздник является ложной. Её размещение не правомерно и не законно! Опасайтесь мошенников!

Игорь Угольников: «Грешить не будем»

Невское время 18.09.2013

Известный актёр, режиссёр и продюсер – о том, как далеко может зайти фантазия при съёмках исторического кино

Он стал широко известен как телеведущий программ «Оба-на!», «Доктор Угол», «Добрый вечер с Игорем Угольниковым» в первой половине 1990-х годов. Большой юморист, он засветился в жюри Высшей лиги КВН. «Угол» – так зовут его друзья и поклонники – прекрасный комедийный актёр и снимался в культовой комедии «Ширли-мырли», а сейчас играет в антрепризном проекте «Ловушка для мужа»…

Тем неожиданней был его поворот к серьёзному продюсированию: в 2006-м Угольников стал председателем Телерадиовещательной организации Союзного государства России и Белоруссии (ТРО Союза), а в 2010-м – генеральным продюсером военной кинодрамы «Брестская крепость», собравшей в прокате 150 миллионов рублей и серьёзно всколыхнувшей патриотические чувства молодёжной киноаудитории.

И вот на днях Игорь Угольников дал старт в Петербурге своему новому, опять масштабному, военно-историческому кинопроекту – «Батальон смерти». Это фильм об истории Первой мировой войны. На съёмках в здании бывшей Академии тыла и транспорта на Кадетской линии Игорь Ростиславович рассказал о новой картине.

– Не так давно ваш проект «Батальон смерти» успешно прошёл питчинг (публичное обсуждение проектов) в Министерстве культуры и получил большую поддержку властей. Министр культуры РФ Владимир Мединский лично посетил первый день съёмок в Петербурге, поблагодарил вас и режиссёра Дмитрия Месхиева за то, что взялись за такую непростую и крайне важную тему: рассказать правду о Первой мировой войне… Как возник проект «Батальона...»?

– После «Брестской крепости» мне было принципиально важно углубиться в историю ещё больше, понять, отчего возникла Вторая мировая война. В год столетия Первой мировой, которое будет в 2014-м, России необходимо иметь собственную картину на эту тему, потому что просто стыдно, если у нас не будет такого фильма.

Ведь на эту тему до сих пор мало кто решается серьёзно разговаривать, потому что тут гордиться нечем: по итогам Первой мировой войны мы фактически проиграли. Но, по сути, мы победили! Защитники Отечества, настоящие герои, великие патриоты, часто они не просто не боялись смерти, а сознательно шли на неё, как это случилось с нашими героинями батальона смерти Марии Бочкарёвой. Для Керенского создание такого батальона было пропагандистской акцией, призванной поднять дух армии, а для девушек-смертниц это была их единственная жизнь, которую они пожертвовали во имя России. Разве они не достойны памяти, уважения и любви своих потомков?

И когда два года назад президент России Владимир Владимирович Путин сказал о том, что нужно возвращать память о защитниках Отечества, защитниках Первой мировой, которые совершили этот серьёзный поступок, я понял, что и мы должны совершить свой поступок в ответ – снять этот фильм.

– Вы бы сняли «Батальон смерти» даже в том случае, если бы не получили поддержки на питчинге в Минкультуры?

– Питчинг, назовём его привычным словом «конкурс», конечно же, крайне нужен нашему кинематографу. Потому что раньше Министерство культуры и Фонд кино выделяли деньги достаточно кулуарно, после чего возникало множество недоумённых вопросов, недовольных лиц. Теперь же этот процесс открытый, что правильно, плюс мне, как продюсеру, было интересно уложиться в пять минут – именно столько давалось каждому продюсеру, чтобы представить свой проект. Я уверен, что если проект правильно задуман, имеет чёткий план, то в пять минут можно уложиться. Но даже если бы не был достигнут положительный результат на питчинге-конкурсе, мы всё равно бы сняли эту картину. Ведь мы уже начали работу. Я бы не смог отказаться от этого проекта. Спасибо Минкультуры и лично Владимиру Мединскому за такое отношение. Мы получили господдержки 50 миллионов рублей – это большая сумма. Но весь бюджет фильма, как и в истории с «Брестской крепостью», равен 250 миллионам

рублей, и эти деньги собраны, как говорится, с миру по нитке. У нас есть инвесторы, достойные люди и компании. Также в проекте есть деньги нашей студии и кредиты. Продюсерская схема достаточно сложная, но мне не привыкать, уже был такой опыт, поэтому, надеюсь, мы справимся. Плюс ещё, мы должны соблюсти наш главный принцип: все деньги – на экране. Если этому принципу последуют и другие наши коллеги, то можно будет сдвинуть общественное мнение в сторону отечественного кинопрома.

– Ваш фильм правильней отнести к продюсерскому или авторскому кинематографу?

– У нас будет авторское кино, но не для показа узкому кругу на фестивалях, а рассчитанное на максимально широкий прокат. Причём мы должны уложиться в рекордно короткие сроки. Сроки определены Министерством культуры и нами: картина должна быть обязательно первый раз показана 1 августа 2014 года в День памяти жертв Первой мировой войны. Это, кстати, теперь официально памятная дата.

– Так как и история женского батальона Марии Бочкарёвой неразрывно связана с нашим городом, и значительная часть эпизодов будет снята в Петербурге, то логично предположить, что и премьеру 1 августа нужно проводить здесь!

– Дожить бы до неё (улыбается).

– Ваша картина имеет документальную, историческую основу. Допускает ли этот жанр художественный вымысел и как далеко можно в нём зайти?

– Мы снимаем игровое кино, художественное, так что, конечно, не обойдёмся без художественного вымысла, но грешить не будем, мы стараемся следовать исторической правде во всём. Что касается военного вооружения, формы и всей атрибутики тех времён, тут нам помогает Дима Бушмаков – человек, который четверть века собирает военную атрибутику прошлых лет. Именно он, например, подсказал: у Селезнёва – одного из наших главных героев – должен быть маленький значок, потому что на хронике мы обратили внимание – именно такой знак был отличительной чертой, обозначавшей принадлежность к определённому полку. В своей работе мы обращаем внимание даже на такие «мелочи»: после отречения государя двухглавый орёл был убран с погон и даже с пуговиц – и такая тонкость сохраняется у нас в картине. Поэтому прав был министр Мединский, когда сказал, что это уникальный фильм. Команда Месхиева сделала невозможное – за три с половиной месяца подготовила очень серьёзный проект, причём об истории Первой мировой, во многом забытой и утраченной.

– Как появился в вашем проекте Дмитрий Месхиев? Он ведь четыре года не снимал кино как режиссёр, был чиновником, делал продюсерские проекты…

– Дмитрий Дмитриевич не нуждается в представлении, он кинематографист с огромной родословной, сам прекрасный продюсер. И он с радостью откликнулся на моё предложение, так как, конечно же, хотел вернуться в свою главную профессию с достойным проектом. Даже свой 50-летний юбилей в октябре решил не отмечать, так как будет в этот момент на съёмочной площадке в Псковской области…

Важно и то, что «Батальон смерти» – это петербургская картина, действие происходит именно здесь. Кроме того, режиссёр сегодня должен быть не просто настоящим мастером, умеющим работать с актёрами и понимающим материал, но ещё и первоклассным организатором. А я же в Петербурге ничего не могу сделать из своей Москвы. Поэтому, естественно, выбор пал на Месхиева, а когда он ещё и сказал, что у него была мечта снять фильм о Первой мировой, тут я понял, что всё сошлось.

– Каким образом подбирали актёров?

– Я рекомендовал Месхиеву только троих актёров. Для меня было сразу понятно, что Марию Бочкарёву должна играть Маша Аронова. Мне было важно пригласить и Машу Кожевникову, думаю, что для неё роль в этом фильме будет важна актёрски, человечески, она у нас депутат, не с холодным носом ко всему относится. И конечно же, мы такую Кожевникову с вами в кино не видели. И ещё я предложил роль Керенского Марату Башарову, который очень на него похож, хотя дело даже не в этом. И он, и все остальные актёры в этой картине должны будут совершить ещё и какой-то человеческий поступок. На очень важные роли приглашены молодые актёры, и мы будем счастливы, если с этой картины начнётся их большая творческая судьба. Дмитрий Дмитриевич постоянно говорит: «На этой картине нужно открыть новых звёзд».

Беседовал Михаил Антонов


Выбор языка

Главная  Новости Контакт

Игорь Угольников в Facebook Лучшее видео от Игоря Угольникова Юбилеи! Корнер Ворк
Фотогалерея

OXNARD, Calif. -- When the Dallas Cowboys arrived at Point Mugu Naval Air Station on July 22, Jason Witten Jerseysthey were just relieved that Lucky Whitehead’s pit bull, Dak Prescott JerseysBlitz, had been returned safely by a Fort Worth-based rapper named Boogotti Kasino a few days earlier.

The Cowboys complete their 28-day training-camp odyssey Friday with a brief walk-through before they board a flight back to Dallas.

They held 14 padded practices in Oxnard, California, Sean Lee Jerseysspent five days in northeast Ohio, traveling back and forth between Cleveland and Canton, Ohio, for Jerry Jones’ induction into the Pro Football Hall of Fame, and played a preseason game in Los Angeles.

Somehow, it has seemed to have gone fast.

“It’s probably a little bit like life,” coach Jason Garrett said. “In some ways, high school seems like yesterday and in some ways it seems like it was a long, long time ago. What happens with players and coaches and staff members who are involved in training camp is you dive into each day. We’re passionate about what we do. My experience has been in life, when you’re passionate about what you do, Dez Bryant Jerseystime typically flies. We have been here for a little while and we did get a lot of work done, and I think our team is better for it.”

Who knew Blitz’s story would be just the beginning of a camp that saw many twists and turns on and off the field for a Cowboys team that hopes to repeat as NFC East champions?In case you forgot, here is a list of some of the things that happened on and off the field during the Cowboys’ stay in California, Tony Romo Jerseysin no particular order: