ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

От Брестской крепости к Ильинскому рубежу

NGRegion. 01.06.2017

Интервью Игоря Угольникова о киноленте по подвигу подольских курсантов

Народный кинопроект

Идея фильма впервые была предложена депутатом Госдумы, легендарным хоккеистом Вячеславом Фетисовым весной 2016 года. В Обнинске, еще не зная об этом, предложили схожую инициативу — с ней выступил депутат Горсобрания Лев Березнер. Именно на нашей земле мальчишки, не окончившие даже краткосрочных офицерских курсов, встали непреодолимым заслоном на пути фашистов, молниеносно покоривших пол-Европы. Ни один из трех с половиной тысяч курсантов не покинул боевого рубежа, почти две недели отражая атаки врага. Пожалуй, всемирная история не знает примера столь массового героизма молодежи. Разве это не достойно эпичной художественной ленты? Идея получила горячее одобрение благотворительного Фонда подольских курсантов, привлекла множество инициативных людей самых разных профессий, которые хотят поучаствовать в работе. Так родился народный кинопроект. И смысл его в том, чтобы объединиться для съемок киноленты всем миром — поучаствовать в кинопроекте своим трудом, талантом, деньгами, ресурсами — кто чем может.

А теперь в проект вошла киностудия «Военфильм» Игоря Угольникова и его партнера Вадима Задорожного (многим обнинцам знаком его легендарный музей техники). «Мы увидели, что это народный проект, и мы захотели к нему присоединиться», — сказал в минувший вторник Игорь Угольников на встрече с обнинцами.

«О названии еще будем думать»

Окончательного решения, как будет называться фильм, еще не принято. А вот где будут проводиться съемки, двух мнений нет — на Ильинском рубеже Можайской линии обороны. «Мы находим ДОТы, отыскиваем фортификационные сооружения, откапываем и восстанавливаем их, словом, приводим их в то состояние, в каком они находились осенью 1941 года, — рассказал депутат Законодательного Собрания, руководитель поискового отряда «Ильинский патруль» Олег Комиссар. — Полагаю, лучшей натуры для фильма отыскать невозможно». Игорь Угольников поддержал это предложение и рассказал о том, как планируется выстроить работы. Одной из самых принципиальных для себя вещей Игорь Станиславович называет историчность: «Нам очень важно максимально соответствовать исторической правде». Угольников намерен опираться на архивные материалы, привлекать к своей работе историков, экспертов, родственников подольских курсантов, писателей-исследователей, причем графики предельно сжатые: «План у меня такой: к 5 октября, Дню памяти подольских курсантов, должен быть готов сценарий. В феврале следующего года начинаются подготовительные работы, в мае выходим на натуру, а главные съемки — в следующем октябре, чтобы все максимально соответствовало осени 41-го. Премьеру фильма нужно готовить к июню 2019 года».

У Игоря Угольникова обширная фильмография, но главным его достижением критики называют ленты «Брестская крепость» и «Батальон», которые имели большой успех в прокате. «Брестская крепость» даже включена в десятку лучших советских и российских фильмов о войне.

Корр. У новой ленты будет масса придирчивых зрителей — например, родственники подольских курсантов. Любую историческую неточность они могут воспринять в штыки.

Угольников. Мой принцип работы — максимальная достоверность. Когда мы снимали «Брестскую крепость», то провели на месте большую исследовательскую работу, по каким-то вопросам я даже спорил с директором мемориала, а он отшучивался: когда тебя выгонят с твоей работы, приезжай, мы тебе дадим научную степень, будешь здесь экскурсии водить.

Корр. Но абсолютно точно воссоздать прошлое невозможно.

Угольников. Можно приблизиться к нему вплотную. Хотя копии — да, не будет. Знаете, забавное замечание, которое, впрочем, нельзя было исправить, дал Александр Лукашенко. Когда он смотрел «Брестскую крепость», помню, он несколько раз всплакнул в свой крестьянский кулак, а потом сказал: «Все хорошо. Но у тебя там есть неточность». Какая? Не может быть! «Есть! Вот у тебя там комиссар Фомин идет по полю в начале картины». «Что там не так? — спрашиваю. — Полуторка именно та. Одежда та. Все достоверно!» «Нет, — говорит Лукашенко. — Что у тебя там на поле посеяно? Ну желтое, желтое… Рапс! А рапс в 41-м году не сеяли». Ну, этого мы скорректировать никак не могли.

Какие-то эпизоды мы не стали снимать, хотя и нашли их в немецких документах. Я подумал, что это будет выглядеть слишком неправдоподобно в картине. Например, когда немцы повесили воздушный шар для наводчика артиллерийского огня, наши не смогли его сбить из стрелкового оружия. У них была только 45-ка. И они придумали следующее. Вкопали ее вертикально, прикрыли кустами и ждали, когда шар пройдет над ней. Тогда и сбили. В кино так делать нельзя, зрителю покажется неправдоподобным, хотя именно так было в жизни.

После того, как в 2010 году картина вышла на экраны, посещение мемориала выросло вдвое. В этом мы видим правильный результат, причем интерес к тем событиям увеличился не только в России, но и за рубежом — в Брест едут из Европы.

«Брестскую крепость» мы сдавали Путину. Они с Медведевым посмотрели и одобрили ее. Собственно, точно так же я сдавал Путину крайнюю, как у нас говорят, картину «Батальон» — о женском батальоне смерти Марии Бочкаревой. И тоже мы создали максимально достоверную ленту: снимали в Михайловском замке, где дислоцировался батальон. И сделали точные копии окопов — и русских, и немецких. Немцы, как вы знаете, в Первой мировой войне строили окопы из бетона. Они были уверены, что это будет их восточный рубеж, и делали все основательно. У них там был водопровод, электричество и даже зубоврачебное кресло в дотах. Сейчас можно Белоруссию пройти с севера на юг по окопам немецким — всю западную границу.

Корр. Почему сегодня вас заинтересовала именно эта тема — подвиг подольских курсантов?

Угольников. Нас сверху направляют, ничего нет случайного. Мне надо было дружить всю свою жизнь с детства со Славой Фетисовым, чтобы мы волею судеб соединились здесь, на этой работе. Мне надо было сделать сначала «Брестскую крепость» и «Батальон», чтобы прийти к истории Ильинского рубежа. Смотрите, какая невероятная связь: впервые фашистов остановили в Бресте, а потом — только у Ильинского рубежа.

Есть и совсем личный мотив. Здесь, в Калужской области, в народном ополчении погиб мой дед, пропал без вести, и я занимаюсь его поисками. И то, что мы будем снимать картину именно в Калужской области, очень важно для меня: я буду ощущать, что работаю на земле, где погиб мой дед.

А еще замечательно, что можно снимать именно в тех местах, где происходили события. Это всегда в картине видно. Мы с моим партнером по «Военфильму» Вадимом Задорожным — его музей техники в Архангельском всем советую посетить — уже получили в управление ДОСААФовский аэропорт в Медыни. Там будет съемочная база. Это самое главное, и это должен понимать зритель: картина основана на реальных событиях и привязана к их реальному месту.

Корр. Первая «контрольная» дата, которую вы назвали, — 5 октября. К этому времени должен быть готов сценарий, его первый вариант.

Угольников. Сценарий потом надо будет утверждать, и, уверяю вас, это будет непросто. Мнения могут быть самыми разными. Нужно включать тот или иной эпизод или нет? Нужно включать широко руководство 43-й армии или нет? Кто был виноват, что мальчишки погибли в таком большом количестве — нужно выводить эту фигуру или нет? Помню, сценарий «Брестской крепости» мы утверждали три раза. Потратили год. Ветераны Бреста отнеслись к нему жестко: почему у вас там солдаты сдаются в плен? Вы позорите имя красноармейцев. Нам долго пришлось убеждать: чтобы показать героизм тех, кто остался до конца, надо было показать тех, кто выбрал другой путь. А ведь треть гарнизона сдалась сразу. А кто-то, чтобы прекратить свои страдания, вставал в полный рост и принимал пулю в грудь. Как было это выдержать: фронт ушел, ты никому не нужен, патронов у тебя нет, командиров нет, воды нет, а еще в подвале у тебя погибают женщины и дети. Ради чего сопротивляться? Но, оказывается, поступок одного человека поворачивает историю. Поступок майора Гаврилова и комиссара Фомина приблизил 9 мая 45-го года. Фон Шлипер издал первый приказ в вермахте об отступлении…

Но вернемся к подольским курсантам. Повторюсь, наша задача — создать первый вариант сценария к октябрю, чтобы мы могли представить его в министерство культуры и министерство обороны, российскому военно-историческому обществу и прокатчикам.

Корр. Достаточно сложная схема.

Угольников. Но необходимая, поскольку мы рассчитываем на государственное финансирование. В проекте будет участвовать военно-историческое общество, членами президиума которого мы вместе с Задорожным являемся. В проекте будет участвовать министерство обороны, как только у нас будет готов окончательный сценарий фильма. И МЧС.

А еще очень хорошо, что у проекта уже сейчас есть большая народная поддержка, что вокруг идеи сплотилось так много неравнодушных людей, что есть инициативное общество. Мы будем работать все вместе, будем опираться на архивные материалы, привлекать историков, экспертов, родственников подольских курсантов.

И еще. Когда мы снимали «Батальон», то думали только о российском зрителе и российском прокате. А фильм взял 56 международных наград. Их было бы больше, имей мы в виду мировой прокат. Так что с фильмом о подольских курсантах мы прежней ошибки не допустим — сразу будем думать о том, как увидит мир подвиг наших мальчишек.

Фотогалерея