ВНИМАНИЕ! Опасайтесь мошенников! В последнее время появилось множество объявлений в интернете на разных сайтах и страницах о том, что Вы можете пригласить меня в качестве ведущего на свой праздник. Вся подобная информация является заведомо ложной! Указание моего имени в списках возможных ведущих используется авторами таких публикаций для привлечения клиентов. Эти действия не правомерны и не законны! Я не занимаюсь ведением ни частных ни корпоративных мероприятий.

«ДВИГАЕМСЯ»

Представляю стихотворные и прозаические игрушки, которые готовятся для второй книжки.

Сразу извинюсь за нецензурные слова в некоторых миниатюрах - но из песни слов не выбросишь.

Так же можете прочесть две главы из повести "Дурак ты, Жорка"

Всё это и многое другое, надеюсь, скоро выйдет в новой книжке.


Вместо предисловия

Двигаемся. Не стоим на месте. Воюем, конфликтуем, сталкиваемся, пробиваемся. Двигаемся.

Талантливые одиночки протискиваются через праздничные шеренги посредственности. Одинокие красотки пытаются прорвать кардоны стильных и внешне-нестандартных уродок. Тщетно. Истинная красота как и доброта не в чести.

Движение - всё. Конечная цель - ничто. Так сказал когда-то философ по фамилии Бернштейн. Хороший парень. Мы дружили. Потом он двинул в Америку, сейчас торгует там пылесосами. Счастлив... Стоп! Того звали Гернштейн. Но он был тоже философом, а стал американцем: Двигаемся.

Хлопот много, а дел никаких. За день так натаскаешься, за год так уездишься, за жизнь так ухандокаешься, а обернёшься назад - ничего. Ну, написал книгу, ну, вырастил сына, ну, посадил дерево. Дерево согнули, книга в макулатуре, сын "в натуре". И всё таки двигаемся.


КТО Я?

За неимением горничной - живу с дворником.

За неимением урны - плюю в душу.

За неимением души - продаю тело.

Люблю народ, а он меня - нет.


За неимением любви - мщу за верность.

За неимением веры - пощусь.

За неимением голоса - танцую.

Врать не умею, но очень люблю.


За неимением здоровья - пью водку,

За неимением мышц - тренирую мозг,

За неимением мозга - живу ощущениями.

Знал бы о чём - написал бы роман.


ВАЛЯЙТЕ

Ну, уж нет. Кто угодно, только не я.

Есть только для того, чтобы насытиться. Пить только для того, чтобы быть пьяным. Целовать женщину только для того, чтобы добиться от неё большего.

Валяйте. Только без меня.

Цель хороша только тогда, когда невидима.

Успех - когда случайно.

Беда - когда для всех.

Вслушайтесь. "Бороться за мир!" Это всё равно, что ебаться за девственность. Валяйте.

Искать, чтобы непременно найти. Верить - чтобы спастись. Жить, чтобы непременно что-то оставить после себя. Вы думаете у кого-то это когда-нибудь получится?

Один умный, но не очень хороший человек сказал: "Учиться. Учиться. И ещё раз учиться!" Продолжим. Нет человека, у которого нечему научиться. Вон лежит бомж под лестницей. Научитесь у него спать крепко где угодно. Научитесь у него радоваться случайно найденным деньгам и горячей еде.

А вон ребёнок плачет. Учитесь.

Солдат матери пишет. Учитесь

Хаккер миллион своровал через интернет. Учитесь.

Собака в доме не гадит. Учитесь. Есть смысл.

Человек в толпе прожорлив и уязвим. Он подчиняется стадному чувству и своему плохому предчувствию. Даже когда толпа веселится - он знает: быть беде. Учитесь у толпы. В целом она умеет быть счастливой.

В созидании участвуют одиночки. В созидании нет счастья. Твоё создание не вечно. Помни об этом, хватаясь за перо, за отбойный молоток или за женщину.

Все хотят быть героями, а пизда упорно рождает мудаков. Это не про тебя и не про меня. А про кого?

Толпа, молчаливо озираясь, движется к солнечному городу, где каждому воздастся. Кто войдёт в золотые ворота?

Кто угодно. Только не я.


НЕТ НИЧЕГО

Нет ничего более умиротворяющего, чем смотреть на огонь, воду и работу другого человека.

Нет ничего более естественного, чем деньги, желание их иметь и их постоянное отсутствие.

Нет ничего более красивого, чем отображение собственного лица в зеркале - когда ты немного близорук или вставил зубы.

Нет ничего более страшного, чем глупость, совесть и История Государства Российского - недавно изучал, так чуть не госпитализировали.

Нет ничего более эффектного, чем кино, вино и домино.

Нет ничего более необходимого, чем семья, дети и телевизор. Детей можно было бы и вычеркнуть, хотя, пёс с ними, пусть будут.

Нет ничего более важного, чем любимый город - в моём так много прошлого, что настоящее боится будущего.

Нет ничего более привлекательного, чем желание заглянуть в замочную скважину, дуло пистолета и откуда родился.

Нет ничего более интересного, чем покаяние, рождение и смерть.

Нет ничего более

Нет ничего.

Нет.


ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ


На еврейском кладбище нету птиц. Они не могут петь: перехватывает горло. Мраморные черные плиты сражаются за место с кривыми оградами.

Тщетно. У них острые пики и закон на их стороне.

Сыро. Люди - не в счёт.

- Вам всё равно как хоронить: в урне или живьём? - спрашиваю я, имея в виду "в гробу".

- Живём мы пока не хороним. - улыбается смотритель, имя в виду мне понравиться.

Копни лопатой верхний чернозём и сразу наткнёшься на мягкую рассыпчатую землю вперемешку с камнями. Это та земля, которая по идее должна быть пухом, это те камни, которые точно носили за пазухой.

Смотритель семенит за мной, пытаясь забежать вперёд и заглянуть в глаза.

Откуда такой красивый и разнообразный мат? Это старушка ржавыми грабельками собирает трухлявую зелень с цветничка у постамента.

Тесно. В последней комуналке те же проблемы: мало места. Семьи расширяются - кому-то приходится лежать на проходе.

- Не покупайте искусственных цветов, купите живые - они пролежат дольше.

- Живые дольше?

- Их не будут красть - по второму разу не используешь.

Идём дальше. Рабочий долбит новые буквы на старой плите. В семействе прибавление. У рабочего крепкая шея и красивые ухоженные руки - смесь физического и интеллектуального труда.

- Нет. Просто раньше он работал в оркестре.

И вдруг фигура из мрамора. Мальчик с ангельским лицом.

- У этого мальчика была редкая в этих местах болезнь. Хотите знать какая? Он был гениален.

Смотритель всё-таки оказался спереди. В его глазах отразились берёзы:

- Я слышу, вы напеваете?

- Да, простите:

- Не стесняйтесь. Когда человек бродит по кладбищу и напевает - это не так плохо: Я вот только не могу.

Смотритель обходит лужу и идёт между оград. Потом оборачивается и кидает мне вслед:

- Мёртвые не плачут. Нету смысла. Оставьте эту радость живым.

С фотографий глядят напряженные лица.

Года рождений и смерти значительней имён и фамилий.

Цифры важнее букв.

Судьба важней человека.


ФОКУСНИК


Мама очень любила фокусников. Поэтому таскала меня в цирк каждый день. Я цирк ненавидел, но ей было наплевать. Она ждала, что однажды когда-нибудь какой-нибудь фокусник подойдёт к ней, уведёт её на манеж, положит в ящик и распилит. Она всегда садилась на первый ряд, а фокусник брал одну и ту же ногастую тётку из пятого ряда. И вот однажды, когда я устал плакать, я заорал:

- Возьмите мою маму!

Фокусник растерялся. Но мама сама вышла на манеж и залезла в ящик.

- Пилите! - орал я.

- Давай! Давай! - поддержала меня публика.

У фокусника затряслись руки, чалма слезла набок. Его тётка из пятого ряда попыталась прийти ему на помощь, но я вовремя поставил ей подножку. Она затихла где-то под бортиком манежа.

Мама зазывно улыбалась в ящике.

Очень неуверенно, но постепенно всё с большим удовольствием, фокусник начал пилить. Он делал это потом много лет во всех городах России и даже за рубежом. Он пилил мою маму. Её мечта сбылась.

Я вырос и стал директором цирка, ненавидя его всей душой.

Одна радость - стоять в темноте у манежа и ставить подножки.


СУПЕРЗВЕЗДА


Когда она вошла, мы обомлели.

- Начнём с того, что у меня звёздная болезнь и творческий кризис одновременно. Не многие смогут признаться в этом, но я и раньше, если помните, всегда отличалась силой характера.

Мы заломили руки и привстали.

- Я с трудом переживаю невостребованность моего таланта и шаблонность суждений обо мне. Некоторым свойственно переоценивать себя, я же - страдаю от недоотценки.

Мы сглотнули и затаили дыхание.

- Я безусловно готова к самопожертвованию, но пусть мне кто-нибудь объяснит - за что?

Мы поднялись на цыпочки и зажмурились.

- Я уверена, что люди не простят мне, если я перестану творить. Да и кому это надо? Вам надо?

Мы упали на пол и застонали.

- Ах. В который раз приходится признать, что к сожалению только потомки смогут оценить всё по достоинству. Да и то через поколение, или через два.

Мы поползли к ней, цепляясь друг за друга.

- История стара как мир: "имеем - не ценим, потерявши - плачем."

Мы завыли и стали бить себя по лицу.

- Вся моя жизнь была посвящена служению людям. Да что людям - всему человечеству в целом.

Мы зааплодировали, разбивая ладони.

- Мне трудно говорить. Чувства переполняют душу. Мысли переполняют чашу...Дайте чашечку какую-нибудь или стаканчик. Чего-нибудь выпить...

Мы бросились к ней, давя друг друга.

- О, дайте мне! Дайте!

Мы схватили её и в восторге разорвали на части.

Каждому досталось по небольшому кусочку.

Накрыли столы. Выпили. Закусили.

Вспомнили её тёплыми словами. Потанцевали. Разошлись.

Завтра опять придём.

ВЕРБЛЮД

Когда караван поворачивает в обратную сторону - первым идёт самый старый и больной верблюд.

Когда поворачиваешься назад чтобы посмотреть на свою жизнь - хочется плюнуть. Не делайте этого. Берегите слюну. Она, как и слёзы, ещё пригодится. Всё остальное из тела долой! Сохраняем воспоминания в виде файлов и бросаем в корзину. Так удобнее и легче. Вытащил и употребил. Питаться с помоек мне не привыкать, но пусть старый и больной верблюд подавится, попробовав из моей корзины. Великий русский язык бездарен по сравнению с тем, что скажет это двугорбое животное, отведав моих воспоминаний.

Когда идёшь вслед другим - не оставляешь своих следов. Но на земле уже нет свободного места для ступни. Кто-то когда-то здесь уже наступил. Мой верблюд об этом знает. Поэтому ходит осторожно, чтоб не вляпаться.

Он был когда-то неплохим парнем - мой верблюд. Выносливым. Неприхотливым. На нём ездили. Он таскал на своём горбу кучу чужих проблем. Его очень любили за это. Мог не пить. А мог и выпить. Теперь не может ни того, ни другого: не чувствует разницы.

У удачи множество родственников, неудача - всегда сирота. Так было когда он был молодым. Теперь - иначе. Все хотят с тобой дружить только для того, чтобы ты не выделялся. В сером месеве приятельских отношений вертятся таланты вперемешку с грызунами. И хочется есть. Вкуснее, чем сосед, иначе бессмысленно.

Погонщик каравана требует любви. Уважения ему недостаточно. Если не хочешь остаться один - люби его. Есть плюс - ты последний: когда до тебя дойдёт очередь - погонщик сменится. Караван будет долго перестраиваться под нового и в который раз нависнет угроза разворота в обратную сторону. Тогда, не дай бог, ты можешь оказаться первым.

Типун мне на язык.

Не будем поворачивать в обратную сторону.

БАЛТИКА

Песчаный берег. Воздух чист.

Я философствую неспешно

О том, что я плохой артист

И человек плохой конечно.

Мне нужен был большой успех,

Но должен я себе признаться:

Шучу натужно среди тех,

Кому не хочется смеяться.

Господь меня поцеловал,

Но вот куда - не просигналил.

Я мог бы петь, но танцевал,

Я мог писать, но графоманил.

А где-то там в морской дали

Рыбак на воду сплюнул смачно.

Ему - что Вебер, что Дали,

Что в лоб, что по лбу - всё до мачты!


О РОДИНЕ 1

Я люблю твои просторы,

Твой размытый силуэт.

На тебя залез как в горы,

А спуститься силы нет.

О РОДИНЕ 2

Мне он мерещится, хотя он так понятен.

В нём сложен гений, сила и порок

Как дым отечества и сладок и приятен,

Так он же удушающе жесток.

О РОДИНЕ 3

Хорошо жить Д'Артаньяном

И Констанцию любить.

Плохо жить в Баку армянам.

Плохо русским в Грозном жить.

О РОДИНЕ 4

И с такой культурой

Быть такою дурой


БОЛЬШОМУ ПЕВЦУ Г.

Говорят, что на бесптичьи

Жопа -тот же соловей.

Хоть поет и неприлично,

Но зато хоть не еврей.


Я скажу тебе отличье

Между нами, чтоб ты знал:

У меня - мочи наличье,

У тебя - говна безнал.


ВОСПОМИНАНИЕ

Вспоминаю часто брата.

Ихтиандром брат мой был.

Жабры сделал мне по блату,

Но не там их разместил.

Я дышу теперь не ровно

Как на суше. так в воде.

У кого братья как говны,

У тех жабры черти где!


СТАРИК ПОХАБЫЧ

Вы видали давеча

Как по голове

Старика Похабыча

Били во дворе?

Он лежал калачиком

Как говно в лесу

И корявым пальчиком

Ковырял в носу

Его били сильно,

Он лежал не охая.

Старику насилие

В общем было по хую.


ПАРИЖАНКА

Когда я однажды во Франции был

Одну парижанку я там полюбил.

Была она в общем собой некрасива

И по утрам часто деньги просила

Ходила в каком-то куске одеяла,

С другими мужчинами мне изменяла,

Пила беспробудно, курила траву,

Таскалась на пати и рандеву:

Я ей так мечтал показать мавзолей,

На демонстрации шествовать с ней.

Всю тяжесть поступка я понимаю,

Но я замочил её первого мая.


ДАМА СДАВАЛА В БАГАЖ

Дама сдавала в багаж...

А что туда, собственно, сдашь?

Диван? -Украдут по дороге,

Возьмут, и приделают ноги.

Наделают сраму в корзинку,

В коробке проделают дырку,

Чтоб внутрь ее посмотреть -

Нельзя ли там что-нибудь сьесть.

Наевшись, полезут в картонку,

Увидят внутри собачонку

И, ну, с нею бедной играться

И с вилкой за нею гоняться.

Она будет сильно кричать:

- Суки,вы, ёб вашу мать!

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Стол с плохим и жидким стулом.

В голове бурлит моча...

Танк с палящим внутрь дулом...

Лампа деда Ильича...

Много всякого в наследство

Получаем мы, сынок.

У меня отняли детство,

Ну, а ты получишь срок.

Спи, мой маленький сыночек.

Вот тебе моя рука.

Отгрызешь потом кусочек

От нее, соси пока...

Отольешь для папки пулю,

Мамка слезы отольет...

Я тебе сострою дулю

Вместо соски, идиот...


КОШМАР

Тише, мыши! Кот на крыше

Тихо воет на луну.

Он от страха еле дышит,

Очень боязно ему.

Мыши сдёрнут с тела кожу,

С головы - до самых пят!

Будет знать, кошачья рожа,

Как давить пролетариат!

ДИАЛОГИ

- Мы поднимаем красное знамя.

Просто другого цвета не знаем.

- Если не знаешь чего поднимать,

Что же ты лезешь,:::::::

- А был ли ты в Зимбабве? -

Спросил я кореша.

- Я не был. - И я не был.

Беседа не пошла


БЫТОВОЕ

1.

Замочи меня! Замочи.

Я отмокну и цвет поменяю,

И тогда от других отличить

Ты не сможешь меня:Я линяю!

2.

Мне позвонил мой позвоночник,

Сказал, что очень криво спит.

И ходит криво, это точно.

Зато, зараза, как стоит!

3.

Коли трудно, мои дети,

Папку будет откачать -

Если сердце не ответит,

Надо в печень постучать.

СЧИТАЛОЧКА

Если вы когда-то плыли

Средь говна, вина и пыли,

И вниманье обратили

Будто в душу кто-то срёт -

Это сироты и урки,

Меж собой играя в "жмурки",

Тычут в вас свои окурки

И заглядывают в рот.

Если вы когда-то пели

про берёзки и про ели,

А потом вдруг захотели

матернуться на ветру -

Значит вы - реальный русский,

Их всегда от перегрузки

И отсутствия закуски

Тянет в морду дать врагу


НЕДОУМЕНИЯ

ЭРОТИЧЕСКОЕ

Ключь не всунулся в замочек,

Вот такая ерунда...

То ли плохо он заточен,

То ли сунул не туда.


ГАСТРОНОМИЧЕСКОЕ

То ли сьел чего немножко,

То ли стал иначе жить,

Но погадил на дорожку -

Как теперь по ней ходить?...

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ

Есть на свете разны страны.

В них рождаются, растут.

Только в нашей, как ни странно

Врут, воюют и поют.


"ДУРАК ТЫ, ЖОРКА!"

главы из повести


Глава 1. ИГРА УМА

Две египтянки, подпиравшие крышку антикварной консоли в прихожей, сделали шаг вперед. Я скомандовал: "На пра-а-аво! Шагом марш!". Они, не обдумывая приказ, подчинились и зашагали прочь. Консоль упала.

Мне пришлось встать. Венский стул, бывший подо мной, что-то проскрипел из Штрауса и отбросил ноги. "Хорошая смерть"-подумал я, проводив его в последний путь на лестничную площадку. Вернувшись, я застал последние мгновения существования Павловского столика. На это было больно смотреть. Он прожил долгую, но праздную жизнь и потому умирал в мучениях. Дольше всех держалась Восемнашка -так звали бюро в моем кабинете. Она старалась выстоять из последних сил, хотя давно страдала полным недержанием ящичков. В отличии от всех остальных, Восемнашка единственная отличалась истинным благородством и потому требовала к своей кончине уважения. Оказав ей подобающие знаки почести, я вытащил из нее последний ящичек. Восемнашку вынесли торжественно.

Картина неизвестного художника второй половины непонятно какого века неожиданно оказала сопротивление. Вероятно, от того, что оказалась значительно моложе, чем о ней думали. Холст долго не хотел расставаться с рамой. Они так и погибли -вдвоем.

Далее наступила очередь всякой мелочи. Пенсне в дермантиновом чехолчике, театральный бинокль. шкатулки, веера, переносной патефончик, остатки микроскопа, пресс-папье и другие некогда милые сердцу безделушки нашли успокоение во дворе. Они летели из моего окна в тревоге и одновременном восторге: что ждало их впереди - окончательное забвение или новая жизнь?

Оставшись наедине с самим собой на полу, я мысленно себе аплодировал. Неужели я смог это сделать?! Кабинет был пуст и не чист. "Как живот после поноса" - мелькнуло в голове, и я улыбнулся этому глупейшему сравнению. Оглядевшись, пришлось подумать: "Что же дальше?" И тут меня осенила страшная мысль: здесь осталось только одна ненужная старая вещь - я сам. Себя выбросить оказалось не так легко. "Хорошо, что первый этаж." - прикинул я, приземлившись между старым глобусом, некогда закрашенным мною в клетку, и плюшевой собачкой Тяпой - реликвией детства. Тяпа всегда сидела у меня на столе и прочитала много вместе со мной. Ещё больше она со мной написала: университетскю дипломную, кандидатскую и все последующие книжки. Она стала большой умницей и даже иногда со мной спорила. Но я всегда находил твердые доводы в потдержку своей правоты. Теперь пришла пора прощаться.

Снизу из-под кустов мой двор представился в новом свете. Я стал разглядывать его неторопливо. Торопится было некуда: я ещё не был готов к новой жизни и с удовольствием раскинулся на обломках старой.

Первой появилась Валентина. Она вошла в свой подьезд, притворив дверь бедром. От созерцания этого движения немного закружилось в голове. О, Валентина! Сколько мужских глаз навсегда лишились фокуса, единожды коснувшись любой части её тела. В этом и весь фокус: она бросается вам в глаза даже если вы пытаетесь зажмуриться. Она бросается вашими деньгами даже если у вас их вообще нет. В конце концов она бросает вас самого или то, что от вас осталось. Что поделать? Она БРОСКАЯ женщина. У нее походка подвыпившего матроса и венок целомудрия на голове. Она - воплощение ваших тайных желаний. Она открыта для вас. Пользуйтесь, не то -возьмут другие.

Я бы продолжил размышлять о ней, но тут из другого подьезда вышла Светка. А эта совсем другая. У нее еще ничего нет. Ни шрамов на сердце, ни за ушами. В школе жизни она еще первоклашка. Знает немного. Она знает про три аккода, про три подьезда и "протри глаза -пора вставать..." Но пройдет совсем немного времени и она подумает про себя: "А не слишком ли я простовата?..." И станет такой загадочной как улыбка Джоконды, когда Да Винчи щекотал ей кисточкой пятки. Загадочной как Нефертити. (кстати все слышали это слово, но остается опять же загадкой что именно нужно "не фертеть!") Она станет загадочной как Бермудский треугольник -только приблизился и сразу пропал. Как она это достигнет? Что за ребус будут таить ее брови? Что за шарада спрячется в ее декольте? Кто составит кросворд ее ног? Нет ответа. Потому, что для вас это просто вопросы, а для нее искусство. Искусство быть слегка ветренной и одновременно очень знойной. И в конце концов напустить такого туману, чтобы ее считали более непредсказуемой, чем прогноз погоды! Но это будет потом, а сейчас Светка, проходя мимо меня, остановилась:

- Чего это ты все из окна повыбрасывал и мебель вывалил?

- Отряхаю пыль со своих ног.

Светка посмотрела на мои видавшие виды кроссовки:

- А. Пора бы уже их выбросить, а не отряхать... Дурак ты, Жорка.

И пошла, по дороге поздоровавшись с входящим во двор старым дворником Степановым. Говорят, раньше он был физиком-ядерщиком или что-то в этом роде. Лицо имел, как-бы выразиться, встретишь в лесу - все грибы отдашь: Я с ним никогда не общался, поэтому немного удивился когда он подошел ко мне и спросил:

- Загораете?

- Нет. Из гнезда только что выпал.

Он не смутился:

- Ушиблись?

- До свадьбы заживёт.

- Если не заживёт - потом уже не рассосётся. А это что?

Его заинтересовала пачка старых газет.

- Пресса. Желаете?

- Не откажусь.

Он присел рядом, развернув газетные листы.

- Ну, и заголовки! "Петербургский студент Р. дал старухе топор под проценты!", "Студент из Африки задушил жену из Венеции!", "Гражданка К. бросилась на рельсы. Паровоз отделался легким испугом." Куда мы катимся? Как дальше жить? Это, кстати, тоже заголовки. Удивительная вещь пресса. Напечатайте в газете поэтические строки: "Сижу за решеткой, в темнице сырой..."-и они зазвучат как проза жизни. И тогда начинаешь завидовать тем, кто газет не читает, а кладет на них...

- Что?

- ... свое тело.

С этими словами он расстелил газеты на земле и мы улеглись на них. Появилось ощущение чистоты и тепла. Сомнительное ощущение, но приятное. Он продолжил:

- К счастью, молодой человек, время сражений прошло. Пора вспомнить и о себе! Мы с вами больше не красные и белые, а дамы и господа. Постепенно вспоминаются правила хорошего тона. Женщинам легче: у них этот хороший тон на трюмо в баночке. А у мужчин всегда "полбаночки". Отсюда появляются полутона: Костюм от Армани -галстук от балды. Любит своих сыновей -тратит на чужих девочек. Вместо гармонии -в душе одни гармоны. Но всё же все стремятся к одному -чтобы кроме выражения "прекрасная половина" появилось понятие "чудесное целое". И тогда вместо ироничного и непривычного "дамы и господа" можно будет произнести: "Да, мы - господа!"....

Он сделал красивый жест рукой, разнящийся по элегантности с его ногтями, никогда не знавших маникюра. Я понял, что терпеть более не могу и должен чем-нибудь ответить. Повод нашелся мнгновенно. Из первого подьезда вышла Валентина с мусорным ведром. Мой собеседник взглядом "раздел" её. Я почти видел, как он снял с неё халатик, лифчик и принялся было за трусики...И тут я врезал:

- Я не хотел вас расстраивать, но в вашем возрасте, прежде, чем смотреть на девушек нужно посмотреть - не кончился ли валидол в кармане. И не надо хорохориться, что в отличии от молодых, вы не падаете в гололед.

- Да, я не падаю... - оторопел он.

- Не падаете! Потому, что с вас уже песок сыплется.

- Послушайте....

Я не дал ему возможности сопротивляться:

- Не бойтесь сказать себе правду. Не бойтесь, услышав комплемент о юношеском блеске в глазах, признаться, что это блестят контактные линзы. И не смущайтесь, если молоденькая девушка протянет вам руку и предложит перевести через дорогу. Просто вы столько лет просили у женщин руки, что одна из них наконец решилась. Ради бога, не отказывайтесь. Не отказывайтесь признаться себе, что вы уже не мальчик. Если вы сами это не поймете, это увидят другие.

Старик оценил меня и после паузы протянул мне руку:

- Семён Егорыч.

- Змей Горыныч. - представился я.

Мы помолчали. На балкон второго этажа вышел Майор Валькирин. Он всегда был в форме, даже покурить он выходил в наглухо застёгнутом кителе.

- Никогда не мог понять -идет ли ему военная форма? - начал наблюдение Семён Егорович Степанов.

- Наверное, да, раз он даже спит в ней.

- Нет, уважаемый. Всмотритесь. Китель на нём как с иголочки, галифе -как с миру по ниточке. Сапоги -гармошкой, лицо -балалайкой. Короче, весь из себя затянут в рюмочку и готов пропустить бутылочку. Впрочем, сами военные считают, что важна не форма, а содержание. То самое содержание, которого им порой так не хватает. Хотя в этом смысле все мы немножко военнослужащие. И каждый готов надеть форму и взять барабан.

- Ага. Чтобы у него был барабан, и у него, и у него...Вобщем, чтобы всем было по барабану...

Майор обратил на нас внимание:

- Отдыхаете?

- Что вы! Вкалываем. Идёт активная работа ума. Присоединяйтесь, товарищ майор!

Степанов попытался меня предостеречь:

- Послушайте, Горыныч, вы много требуете от защитника отечества. Игра ума не для него.

Майор же как-то быстро согласился. Вероятно не совсем поняв, куда и, главное, зачем его приглашают.

- Спасибо, я сейчас! - обрадовался он и исчез внутри своей квартиры. В то же миг он появился около нас. Присел и достал стакан:

- Я готов.

Семён Егорыч вместо закуски достал из головы свежую мысль:

- Женщины так же наивны, как мы коварны. Скажите ей, что не встречали никого красивее, и ей покажется, что она не встречала никого умнее. Пообещайте пойти за ней на край света и легко сможете довести ее до крайности. И наконец, подарите ей какие-нибудь цветы, после чего она отдаст вам лучшие годы. Причем -ваши... И, главное, имейте в виду, что расставаться с женщиной лучше под дождем. Тогда вы сможете ее убедить, что тоже плачете. И если ваша совесть вдруг возмутится и скажет, что вы гад... Обманите ее, как и других существ женского рода. "Я - гад? Я - гад? Да что вы? Ну, какой же я - гад?" Потом задумайтесь и скажите с удовольствием: "Какой же я га-а-ад!"

Майор сидел, открыв рот, с пустым стаканом в руке. Ситуация становилась критической. Я встал и полез в окно своей квартиры за спиртным. Чего-чего, а этого там у меня должно было быть завались.

Налитый до краёв стакан оживил, казалось уже навсегда заиндевевшего майора. Он смачно выпил, поправил фуражку и спросил:

- Где должно висеть ружьё?

Я тут жа снял с себя вопрос:

- Семён Егорыч, ну-ка быстренько ответьте офицеру!

- Ружье должно быть на стене, сабля на елке, зубы...э-э...на полке.

Я заапладировал Степанову. Он встал и поклонился. Майор отвернулся и загрустил.

- Вот поэтому у нас всё так, - промычал Валькирин.

- Не поэтому, - возрозил я и строго посмотрел на Семён Егорыча, - А вопрос между прочим был поставлен точно. Вечно вы со своими остротами лезете, поручик! Тут, можно сказать, судьба человека решается! И кстати, почему здесь нет персидского ковра? Сабли ведь вешают на ковры. Вы должны это знать. Вы же сами как перс. Вернее, как персидская княжна. И идите отсюда пока я не почувствовал себя Стенькой Разиным!

Я налил себе и выпил всем телом.

Майор приободрился:

- Кстати, о княжне и Стеньке...Вот песня! Чувствовалась в ней и широта русской души...И глубина...русской Волги. Раньше сама жизнь рождала патриотические песни. Идет сельская учительница с детками и поет: "То березка, то рябина, то сосенка, то дубина..."А? А-а... Анкета в отделе кадров тоже как песня: "Не кочегары мы, не плотники! Не привлекался! Не был! Нет!"Вобщем, чтоб мы нынче так жили, как тогда пели!

Я поддержал тост но с поправкой:

- Предлагаю наоборот: чтоб мы сейчас так пели, как тогда жили!

Степанов меня понял и запел "По далинам и по взгорьям...". Со второго куплета мы запели в три голоса. В окнах появились головы соседей.

- Боюсь, что скоро придётся передислоцироваться. Как думаете, майор? - задал резонный вопрос Семён Егорыч, наблюдая за окнами.

- Это мой город. - с достоинством ответил Валькирин и упредительно выстрелил глазами по окнам. Лица исчезли. - Как думаешь, старшой, за кого они нас держат?

- Определённо за идиотов. - ответил Степанов.

Я попросил собеседников не отвлекаться:

- Не надо так нескромно о себе. Я полагаю - просто за дураков. Что в этом плохого? Дураки - наше народное достояние, их беречь надо. Иначе им, умным, некого будет облапошивать, некому пудрить мозги, некого обьезжать по кривой.

Степанов встал в картинную позу:

- Возьмём к примеру Чацкого и его личное горе от ума. Это трагедия умного человека. Его никто не понимает, пальцами в него тыкают, любимая девушка не любит. Что она, дура что-ли умного любить. Выходить замуж так же как и жениться надо на дураках! Только добрых. А где таких взять? Злых дур навалом, а добрых днём с огнём...Вот он намаялся и заорал: "Карету мне! Карету!" и сдристнул в Европу-матушку. Там им, этим умникам и место. Всяких там Бердяевых посадить на пароход и в Европу, в Европу их, в Европу!

Майор обиделся за отечество:

- Что же это получается? В Европе одни умные, а здесь одни дураки? И вообще! Они нас хоть раз победили, эти умники?! Стратегия у них, тактика, планы Барбароса..."...по этой этой дороге, мол, пойдём, там - окружим, здесь - измором возьмём..." Хрена лысого! Где вы в России дороги нашли? Где зад, где перёд нашли? Наши в Филях собрались решать как быть. Голову ломали. А одноглазый Кутузов зевнул, рот перекрестил: "А не пора ли, господа, на боковую. Утро вечера мудренее..." И выиграл сражение.

- Во всяком случае - не проиграл. - уточнил я.

- Так это у нас тоже никогда непонятно - кто выиграл, а кто проиграл. Вроде столицу оставили, а этот лягушатник Наполеон всех жаб переловил, сожрал, нагадил и, как вы говорите. сдристнул.

Мне опять пришлось выступить в роли рефери:

- Господа, мне категорически не нравится ваша ненормативная лексика. Выражайтесь яснее.

- Сьебался. Подходит?

- Вполне.

Степанов продолжил свою мысль очень вовремя, ибо та уже почти ушла:

- Видел недавно по телевизору как моют бюст Маркса, который - как сказал ведущий - столько бед принёс нашей стране. Ни фига себе! Вы читали Маркса?

- А как же! - соврали мы вместе с Майором

- Так не дайте мне соврать. У Маркса где-нибудь было сказано чтобы Зимний брать, всех поубивать, все разрушить до основанья, а затем...? Так можно любую теорию взять, или таблицу умножения. "Дважды два - четыре!" и ура! Айда грабить! А всех, кто думает, что не четыре - к стенке!

Я подбросил поленья в разгорающуюся топку:

- А потому, что сами виноваты! Нечего было дураков просвящать. На кой ляд декабристы Герцена будили?! А? Спал бы человек. Для кого Пётр Первый окно в Европу рубил? Сколько дураков погубил. Конечно, чай не цицероны, чего их жалеть! Пусть гибнут без счёта, вкалывают. Работа дураков любит.

- Эх, обидно за страну! - осерчал Майор и выпил из горла, - А я знаю, почему у нас всегда так. Опыт не передаётся.

Мы со Степановым открыли рты. Никто не ожидал от офицера такой глубокой мысли. Майор подобрал старый утюг:

- Дуракам же закон не писан. Мы всё на своей шкуре проверяем. Чтобы понять, что огонь жжётся - надо в него палец засунуть. И ведь сказано, что жжётся. Нет, надо всё равно проверить!

- Эмпирически. - Степанов придал выступлению Валькирина более-менее законченный вид.

- Эмпириокритинизм! - закончил тему я, - Обьявляется антракт. Валя опять вышла на помойку! Это па-де-де нельзя пропустить.

Валентина с мусорным ведром подошла к контейнеру, опрокинула в него содержимое и пошла обратно. Её домашний халатик, недоумённо обнимающий фигуру, заставил нас клокотать от ревности.

Майор икнул.

Я сглотнул.

Степанов взвыл.

- У-у-у...Гармония, ничего не скажешь.

- Да-а-а...

- Я бы ради такой и пить перестал, - пофантазировал Валькирин.

- Давайте обойдёмся без донжуанства. - предложил я.

- Дон-Жуан - это который с тазом на голове с мельницами воевал? - спросил Майор.

Степанов отвернулся:

- Я не хочу никого расстраивать, но того звали Дон-Кихот. Отношу вашу глупость, которую вы сейчас сморозили, не насчёт пробелов в образовании, а исключительно к овуляции в мозгу, произошедшей вследствии созерцания предмета.

Майор нечеловеческим усилием заставил себя отвлечься:

- Да. Этот с мельницами воевал, а мы с мукомольными комбинатами, с сельским хозяйством, с крестьянством..Довоевались! Эх, за страну...

- Хватит! - отнял я утюг у Валькирина, - Хватит глупости болтать! Не время, товарищ, за страну переживать. Когда перед вами разворачивается настоящая драма человеческой жизни! На какие только шаги не идёт бедная женщина чтобы как-то обратить на себя внимание. Практически весь день носит мусорные вёдра, а вы - ноль внимания. Стыдно, господа.

- А если она просто захотела прибраться, помочь некому, а мусора накопилось много.... - предположил Майор. Что-то заведомо трусливое было в этом предположении.

- Это у вас, уважаемый, в сердце мусора много.

- Но даже это засорённое сердце смогло уловить самое главное - "помочь некому". Как вы это точно заметили, Горыныч. - Степанов порылся в спичечном коробке и сунул под нос офицеру три спички. - Мы не будем ссориться в начале славных дел и предоставим жребию решать кто будет тем счастливчиком, который предложит ей свою помощь. Тяните, генералисимус, короткая спичка - и фортуна в ваших цепких, когтистых лапах прожорливого хищника.

Майор, посомневавшись, вытянул короткую. Вздохнув, он побрёл в подьезд.

- Дуракам всегда везёт? - тихо предположил я.

- Посмотрим. - отозвался Степанов и показал мне три коротких спички.

- Не стыдно?

- С этим чувством к сожалению не знаком.

Две пары захмелевших глаз уставились на окна Валентины в явной надежде увидеть вылетающее тело офицера. Этого не последовало. Наоборот за спиной что-то чирикнуло и в воздухе возник запах цветущей реки. Мы обернулись. Светка закинула за плечо авоську и втянула воздух маленьким носиком.

- Пьяные?

- Да. - сознался Степанов. - Но... Исключительно от возможности лицезреть лучшее творение создателя. Небо славно потрудилось, воплощая наяву такую пташку.

Светка ничего не поняла и подняла свои косенькие глазки к облакам.

- Я переведу. - мне пришлось присесть, - Свет, просто ты нам очень нравишся.

- Обоим?

- В этом всё и дело. Только дуэль нас сможет рассудить. Сейчас мы как раз выбираем оружие... - Степанов разглядывал опустевшие бутылки на свет.

- Не надо никакого оружия. Я тебя выбираю, Жорик. Пойдём ко мне. покормлю тебя. Не закусывали же...

Светка повернулась и пошла.

Я остолбенел. Море чувств разбушевалось где-то посередине желудка. Живот Степанова отреагировал почти синхронно с моим, но протяжнее и безнадежнее.

- Молодым везде у нас дорога... - процедил дворник и отвернулся.

Ноги, получив сигнал от всего организма, поволокли меня за Светкой.

Обе свадьбы мы праздновали вместе с Майором. Степанов излишне суетлся, организовывая празднество, абсолютно не пил и украдкой плакал.


Глава 2. СИЛА ЛЮБВИ


Диван-раскладушка, как существо безусловно двуполое, не смог (или не смогла) прикрепить меня к быту. Что собственно и требовалось. Светочка заботливо перевязывала верёвочкой разорванные пружинки и смазывала трущиеся места, но диван всё равно скрипел и я чувствовал себя заплесневелым батоном в авоське. Тем самым, которым меня обещала накормить моя будущая супруга в день приглашения меня накормить. Накормила она меня тогда своей плотью, а вот батон я оставил на память висеть над входом в нашу комнату. Степанов, помнится, предлагал повесить его в углу напротив входа. но я сказал, что это святотатство. В комнате находилась ещё одна вещь - телевизор на ножках. Он работал всегда, даже ночью. Моя жена очень любила смотреть телевизор. Бывало, даже сидя на мне в минуты близости, засматривалась выпусками новостей или криминальной хроникой. Диван свистел и чертыхался, переживая вместе со Светочкой за судьбу каких-нибудь заложников или негодуя на террористов, взорвавших бомбу. Светочка так и засыпала с негодованием на лице. Свои вещи она хранила в нескольких чемоданах, лежащих друг на друге. Моих вещей у меня не было.

Свою квартиру я отдал Степанову под дворницкую, о которой он мечтал всю жизнь. Частенько он гордо приглашал меня полюбоваться - сколько оказывается может в ней уместиться различного инвентаря, запасных батарей, ворованных труб, вентелей, ванн и унитазов. Но я не мог долго любоваться этим роскошеством, ибо торопился к Светочке, а точнее - к её родителям. Мне надо было помогать им по хозяйству. Светочка занимала одну комнату в квартире, в другой жили её родители, бабушка и старший брат. Брата я никогда не видел, он сидел в тюрьме. За что он туда попал - никто толком не знал, а поскольку он там был невпервой, то и интересоваться перестали. Бабушка была очень стара, всё время лежала и громко кричала по ночам. Утром я менял ей большие памперсы и кормил. Но она меня так и не узнавала, всё время спрашивала: "Кто это?!". Потом начинала кричать и звать на помощь. Приходилось опять менять памперсы.

Один раз я поинтересовался у Светочки о её работе, но она сделала такое лицо, что я пожалел о своём бестактном вопросе. Если не хочет говорить - зачем спрашивать? Жена же всё-таки.

Майора я видел каждый день по многу раз: он выносил мусор так часто и так точно по времени, что стал для всего двора как-бы вместо часов. Наконец, однажды я спросил у него:

- Откуда столько отходов, Валькирин?

Офицер остановился, выбросил содержимое ведра в мусорный контейнер, на котором циничной рукой Степанова было написано "для отходов несчастной любви", глубоко вздохнул и отвернулся:

- Вам, Жорик, не понять...Когда я первый раз полюбил - вы ещё болели диатезом.

Я обошел Валькирина и заглянул ему в лицо. Его глаза были полны слёз.

- Послушайте, майор, как вам не совестно! Извольте обьясниться. В конце концов, неужели дружба существует только для распития алкогольных напитков?!

Майор опустил глаза и побрёл в подьезд.

В воздухе запахло пьющим старым мужчиной. Степанов стоял за моей спиной.

- Ну, что? Не хочет наш погононосец раскрыть человечеству тайну своего любовного быта?

- Нет. Только плачет как ветеран на Мамаевом кургане.


РОМЕО и ДЖУЛЬЕТТА FOREVER

Современная драма со счастливым концом

Под балконом с гитарой на перевес стоит Антонио - романтичный юноша.

Он поет серенаду.


АНТОНИО :

О, приди же скорей на балкон ты, моя Капулетти!

Твой Монтекки четвертую ночь под балконом поет.

Я влюбился в тебя, ведь прекраснее всех ты на свете!

На дуэль призову я того, кто этого не признает!


Пусть пронзит мое сердце влюбленное острая шпага!

Все равно без тебя я умру через пару минут.

Капулетти моя, мне отсюда не сделать ни шага.

А раз так пусть отсюда меня на руках унесут!!!


На балконе появляется Франческа - сонная, но милая девушка в ночной рубашке.


ФРАНЧЕСКА :

- Кто пеньем не дает мне смежить веки?

Чья серенада мой прогнала сон?


АНТОНИО :

- О, Капулетти, это я – Монтекки!

И я в тебя без памяти влюблен.

Прости, коли невольную тревогу

В твой дом принес я, это не со зла…


ФРАНЧЕСКА :

- Не бойся. Папа спит!


АНТОНИО :

- Ну, Слава Богу!


ФРАНЧЕСКА :

- Но наша кошка чуть не родила.


АНТОНИО :

- Да что там кошка! Я и сам родился,

Когда тебя увидел на балу.

Поверь, я даже в обморок свалился…


ФРАНЧЕСКА :

- Так это ты лежал там на полу!


АНТОНИО :

- А ты заметила?


ФРАНЧЕСКА :

- Конечно, мой Монтекки!

Весь вечер на тебя смотрела лишь,

Как на полу средь шумной дискотеки

Лежишь ты и так жалобно … храпишь.

Влюбилась я, хоть мы и не знакомы…


АНТОНИО :

- От счастья я взлетаю до небес.


ФРАНЧЕСКА :

- Взлетел бы лучше к моему балкону.


АНТОНИО :

- Ты намекаешь, что зовешь меня к себе?


ФРАНЧЕСКА :

- Что толку намекать, ведь дома предки!

Пойдем к тебе!


АНТОНИО :

- Я, право, был бы рад…


ФРАНЧЕСКА :

- Сейчас я в сад спущусь по этой ветке...


АНТОНИО :

- Стой! В комнате моей спит младший брат.


ФРАНЧЕСКА :

- Черт побери семейства наши оба!


На сцене бесшумно появляется Ромео - мужчина в летах. Он останавливается и прислушивается к разговору влюбленных.


АНТОНИО :

- Но что же делать нам с тобой тогда?


ФРАНЧЕСКА :

- Любить друг друга платонически до гроба!


РОМЕО :

- О, Господи! Какая ерунда!


ФРАНЧЕСКА :

- Ой!


Девушка убегает.


АНТОНИО :

- Синьор Ромео! Как же вы не кстати!

Лишь к поцелую подобрались мы,

Из-за кустов родной выходит дядя!


РОМЕО :

- Антонио Монтекки, не хами!


АНТОНИО :

- Что “не хами”! Франческу вы спугнули!

Какие черти притащили вас!


РОМЕО :

- Молчи, пацан! Когда-то с тетей Джулей

Мы здесь встречались, так как ты сейчас.


Синьор Ромео поет серенаду Антонио, но со своими словами.


О, приди же скорей на балкон ты, моя Капулетти!

Твой Монтекки четвертую ночь под балконом орет.

Из-за этого в славной Вероне не спится всем детям!

И за это меня из родителей кто-то убьет!


Антонио аплодирует.


РОМЕО :

- Мы воздухом любви тогда дышали.

Мне не забыть вовеки этих встреч…


АНТОНИО :

- Какого ж черта мне вы помешали?


РОМЕО :

- Чтобы тебя, дурак, предостеречь!

Нет повести печальнее на свете…


АНТОНИО :

- “Чем повесть о Ромео и Джульетте!”

Я эту байку слышал сотню раз:


РОМЕО :

- А суть я расскажу тебе сейчас.

Ты не умеешь относиться мудро

К своей любви. Так сядь и поучись!


АНТОНИО :

- Мне что, пересказать вам “Камасутру”?

Страница первая, позиция…


РОМЕО :

- Заткнись!

Я тоже думал так, когда ночами

Сюда таскался молодой дурак.

И потому обеими ногами

Вступил я по уши в счастливый этот брак!

С тех пор “позиции” забыты, мой племянник!

Из них теперь осталась лишь одна!


АНТОНИО :

- Какая?


РОМЕО:

- Я с газетой на диване.


АНТОНИО :

- А тетя?


РОМЕО :

- Тетя мне с газетой не нужна.

И кроме этого Монтекки с Капулетти

Враги!


АНТОНИО :

- И эту сказку я слыхал.


РОМЕО :

- И ей не веришь?


АНТОНИО :

- Ни за что на свете!


РОМЕО :

- Ты просто еще тещу не встречал!

Коль денег мало, говорит, что неудачник!

Коль много, обвиняет, что украл!

И что ни день зовет к себе на дачу!


АНТОНИО :

- На шашлыки?


РОМЕО :

- Чтоб грядки ей вскопал!

Уйдет любовь и счастье вместе с нею.

И больше ничего не поменять!

Кидалась раньше Джулька мне на шею,

Сейчас посудою кидается в меня.

Как жаль, что в юности нам с ней не помешали!

Коли сгубил бы нас до свадьбы этот мир,

Мы б умерли. Зато потом печальный

Роман про нас создал бы сам Шекспир.


АНТОНИО :

- Он англичанин, дядя!


РОМЕО :

- Понимаю.

Ты патриот и это very good,

Но итальянский в мире мало знают,

А на английском эту книжку все прочтут.


На сцене, пятясь, появляется Джульетта - полная дама, которая прощается с кем-то невидимым.


ДЖУЛЬЕТТА :

- Прощай, Франческа! До свиданья, крошка!

Какое славное дитя, но вот напасть.

Коль опоздала б я еще немножко,

Она б Антонио Монтекки увлеклась!

Но я успела!


АНТОНИО :

- Тетя Джуля! Добрый вечер!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Антонио?... Ромео! Вот сюрприз!


РОМЕО :

- Да. Очень неожиданная встреча.


АНТОНИО :

- Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!


РОМЭО :

- Постой, племянник, что-то тут нечисто.

Жена, ты, что здесь делала?


ДЖУЛЬЕТТА :

- А ты?


РОМЕО :

- Я объяснял Антонио, как быстро

Завянут страсти нежные цветы.


ДЖУЛЬЕТТА :

- А я Франческе рассказала, что мгновенно

Жених горячий остывает, как утюг!


РОМЕО :

- А я: как женщина, что кажется нам верной,

Нас костерит в кругу своих подруг.


ДЖУЛЬЕТТА :

- Сказала я, что стоит пожениться,

И муж твой бриться вдруг перестает.


РОМЕО :

- А я сказал, что, став женой, девица

Уж макияж для нас не нанесет.


ДЖУЛЬЕТТА :

- Я рассказала, как он скоро облысеет,

Как будут рваться у него носки!


РОМЕО :

- Я рассказал, что она мигом растолстеет,

И будет капать мужу на мозги.


ДЖУЛЬЕТТА :

- Чтоб эти дети не попали в сети!


РОМЕО :

- Чтоб не ошиблись так же, как и мы!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Чтоб были счастливы Монтекки с Капулетти!

Она без мужа!


РОМЕО :

- Он же без жены!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Чтобы у балкона не страдали понапрасну!


РОМЕО :

- Как мы с тобой в том давнем далеке!


ДЖУЛЬЕТТА:

- Когда ты был красивым, нежным, страстным!


РОМЕО :

- Когда цвела ты, словно роза в цветнике!

Когда как звезды мне глаза твои сияли!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Когда ты знал так много нежных слов.


РОМЕО :

- Когда друг друга мы поцеловали.


ДЖУЛЬЕТТА :

- Когда мы поняли, что есть у нас любовь.


РОМЕО :

- Любовь такая, что другим и не мечталось!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Любовь такая, что не снилась не кому!


РОМЕО :

- Что и теперь меж нас еще осталась!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Ромео!


РОМЕО :

- Джуля!


РОМЕО и ДЖУЛЬЕТТА :

- Дай тебя я обниму!


Супруги обнимаются.

Антонио направляется к выходу со сцены.


АНТОНИО :

- Пожалуй, мне пора идти!


РОМЕО :

- Негодник!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Антонио!


РОМЭО :

- А ну, вернись-ка, шкет!


ДЖУЛЬЕТТА :

- Возьми от дяди с тетей эту сотню!


Ромео протягивает удивленному юноше купюру.


АНТОНИО :

- Зачем?


РОМЕО :

- Зачем! Франческе на букет!

Занавес.







Создателям настольных книг для женщин Джейн Остин, Маргарет Митчелл и Коллин Маккалоу посвящается.


СНУЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ


История дискриминированного мужчины

.


Мишель прятался под лестницей, когда драгунши ворвались в дом. Грубые безволосые женские руки выволокли его из укрытия и швырнули на узкую юношескую кровать. Детство кончилось. Над ним склонились потрепанные в боях женские лица, от которых не приходилось ждать пощады. Юноша скривился от перегара шампанского, смешавшегося с запахом тел, давно не смывавших с себя косметики. Мозолистая рука с длинными пальцами и острыми накрашенными красными ногтями потянулась к шее, где висела его единственная драгоценность - медальон со светлыми локонами отца. В мгновение ока перед глазами Мишеля пронеслась вся его жизнь....

Мишель рос большеглазым, застенчивым мальчиком. Его отец, в шестнадцать лет без любви отданный в мужья маркизе де Фемини, умер при родах. Свою мать Мишель помнил угрюмой женщиной, все время проводившей либо в библиотеке, посасывая толстенные сигары, либо на охоте в компании таких же пьющих и страшных леди. Таким образом, Мишель был полностью предоставлен сам себе, полностью лишенный отцовской любви и ласки.

Однажды мать привела в дом вертлявого молоденького красавца и позвала Мишеля. “Познакомься сын!” - сказала она: “Это твой новый отец!” С первых дней Мишель почувствовал ненависть отчима. По утрам тот приходил к Мишелю в комнату, якобы помочь мальчику одеться. На самом деле, причесывая, он нарочно выдирал роскошные кудри мальчика, завязывал шнурки его ботинок вместе и сильно затягивал бабочку на шее ребенка. Но настоящий кошмар начался во время нашествия врага, когда мать вернулась на военную службу. В доме появились посторонние женщины. Некоторые из них не только проводили время с его отчимом, но и оскорбляли невинность Мишеля непристойными взглядами. Когда фронт придвинулся к имению, отчим сбежал с боевой генеральшей, бросив Мишеля на произвол судьбы и милость победителя. Победитель оказался жесток.

Тяжелое женское колено вдавило Мишеля в подушки. Из разбитого в походах сапога торчал, продравший армейские колготки, наманикюренный большой палец. Мальчик царапался и кусался, из последних сил защищая свою юношественность. Но силы были неравны. И тут на лестнице раздался топот копыт. В комнату влетела верховая красавица-лейтенант. “Мерзавки!” - закричала она. “Что здесь происходит?!” - с этими словами девушка выхватила из ножен щипцы для завивки волос и опустила их на голову главной мародерши. Разобравшись с подчиненными, офицерша склонилась над Мишелем. “Успокойтесь, невинное дитя!” - сказала она, целуя Мишелю руку: “Теперь вы в безопасности!” “Да! Я в безопасности!” - подумал Мишель и позволил себе лишиться чувств.



Посвящается современным детям



ТРИ МЕДВЕДЯ

Криминальная сказка

Закоренелая девица-рецидивица по кличке Машенька собиралась на дело. Вчера Мышка-нарушка, получившая эту кличку за нарушение 5-ой и 7-ой статей уголовного кодекса, навела ее на хату. Хозяева - семья Медведь - с утра отправились на малину. Машенька принялась за составление банды. В нее вошли: заяц - кличка «Косой», лось - кличка «Сохатый», и неведома зверушка - кличка «Пьяный Ёжик».

Около дома Медведей преступников заметила местная Царевна - кличка «Лягушка», которой Иван - кличка «Дурак» неподалеку оттуда забил стрелку. Бандиты приказали ей молчать, намекнув, что «лягушачью кожу можно не только сбросить, но и содрать».

Ровно в 23.50, орудуя дятлом вместо отмычки, Машенька проникла в дом, поражавший роскошью. Первым, что бросилось Маше в глаза, был стол с тремя тарелками каши. Вторым в глаза бросился кот. “Котя, Котя... Кот-баюн!” - прошептала Машенька и убаюкала зверька скалкой. Потом она увидела три стула и три кровати. Машенька долго решала, что лучше сделать - сесть или лечь. Но когда в дом вошли три хозяина, поняла, что придется всё-таки сесть.

Братья Медведи были работниками УгРо.

Старший - оперуполномоченный.

Средний - оперуполномоченный.

И младший. В памперсе, но тоже умоченный.

Они устроили Машеньке перекрестный допрос: “Кто ел из моей миски? Кто сидел на моем стуле? И не хочешь ли ты поспать на моей кровати?”. Маша попыталась закрыться в ванной, но из раковины вынырнула щука с вопросом: “Будем говорить или запираться?!” Выскочив наружу, рецидивица попала прямо в медвежьи лапы и подумала, что надо рвать когти.

Она вырвалась, бросилась в окно, грянулась оземь и... И не смогла никем обернуться. Очень уж сильно грянулась!

- Все! - успела подумать Машенька - Финист...

Ясный перец, Финист!

И все же Медведи были не звери. Учитывая, что Машенька первый раз пошла на такое дело, они решили вернуть ее домой и непросто так, а с пирожками. Рано утром на пороге избушки счастливые родители девочки обнаружили короб, в котором лежали пирожки с Машенькой.

Тут и сказочке конец.





ПРИПОДНЯТАЯ ЦЕЛИНА

Сценарий телвизионного фильма

Утро. Колумбийское солнце встало над бескрайними полями несжатой марихуаны и осталось торчать посреди горизонта. Стадо коров щиплет травку и аккуратно укладывает ее для просушки и отправки в город. На экране появляется глухая колумбийская деревенька и пара глухих колумбийцев.

- Хосе!!! Хосе Родригес Эстебан Хулио Орантес де Насиментас!

Хосе оглядывается по сторонам.

- Странно, дедушка Хорхе! Ты назвал столько народу, а мне казалось, что я один!

На крыльце появляется знатный колумбийский марихуанороб, председатель колхоза “Светлый кайф” Анахренаоно Намнадо. Он плачет!

Дед Хорхе вытаскивает из кисета понюшку кокаина и обращается к председателю:

- Что случилось, хомбре?

- Айовский скунс тебе хомбре! - всхлипывает марихуанороб. - У меня горе. Сегодня Колумбия первый раз закупила марихуану в Канаде.

Хосе вынимает из кобуры кольт:

- Черт! Такой позор можно смыть только кровью!

Хосе стреляет себе в грудь и вылетает из кадра.

- Ну вот, еще один мучачо не выйдет в поле, - с сожалением произносит дед Хорхе, провожая глазами тело Хосе.

Председатель не реагирует. Он срывает стебель, растирает между ладоней лист, нюхает и, мечтательно закатив глаза, произносит:

- Да. А марихуана нынче уродилась на славу. Тонн семьсот засыплем в закрома Родины!

- Это ж сколько в долларах? - оживляется после очередной понюшки дед Хорхе.

- Центнеров пять “зеленой массы” с гектара, - с гордостью отвечает председатель.

За спиной деда и председателя со стоном поднимается Хосе:

- Черт! Опять застрелился, не сняв бронежилет!

Председатель разрывает на груди рубаху, обнажая татуировку “Не забуду Мать ... Терезу!”:

- Стреляться, гад?! В страду?! Когда остальные мучачос сутками в поле “торчат”. Да за такие дела билет на стол положишь!

Хосе вытаскивает из-за пазухи простреленный авиабилет:

- Черт! Опять не поеду в Майами!

- Амигос, - встревает дед Хорхе, разрывая пакетик “Клюквы в кокаиновой пудре”. - А что это у меня в глазах потемнело?

- Это негры, - радостно говорит председатель, глядя на подъезжающие к полю джипы. - Гарлемский пролетариат прислал на помощь своих рабочих.

- Хорошо, - говорит Хосе, разглядывая горизонт через оптический прицел. - А то вон те вертолеты слишком низко летают.

- К дождю! - замечает дед Хорхе и отряхивает от крошек кокаина промасленный носовой платок. Из платка выпадает гранатомет.

Из вертолетов лихо выпрыгивают американские морские пехотинцы.

- Принесла нелегкая! - говорит председатель, разворачивая знамя с перекрещенными шприцами и надписью “Марихуана - наша богатство”.

Марихуаноробы с решительными лицами идут навстречу врагу, который нагло топчет их пашни и нивы. Начинается суровая битва за урожай.



Два дня из календаря (выбраны случайно, наугад и невпопад)


15 мая Международный день семьи


Пещера первобытной семьи. В пещере нет ни воды, ни газа, ни электричества - это особенно способствовало тесным семейным отношениям... Особенно зимой, особенно под одеялом. К сожалению, потом люди узнали огонь, и отношения в семье стали прохладнее.

Наскальная живопись говорит о том, что даже в те годы родители не могли отучить детей рисовать на обоях.


Скандинавская гавань, из которой викинги ходили налево. Возвращаясь из командировки в семью, они заставали там подозрительных незнакомцев. И чтобы избежать нелепых вопросов типа: “Кто ел из моей миски? Кто сидел на моем стуле? Кто спал на моей кровати?” - скандинавы придумали “шведскую семью”.


Средневековая Италия. Верона. Ночь. В те времена особо ценилась честь семьи. Если посмотреть наверх, то можно увидеть женский силуэт на балконе – это Джульетта, мужской силуэт под балконом - Ромео. Силуэты, обведенные мелом на асфальте - Меркуцио и Тибальд.

6 июня


В этот день уже больше двух десятков лет назад в России раз и навсегда родился Александр Сергеевич Пушкин. Что дал нам этот белый потомок мавра, этот Майкл Джексон XIX века? Дал собрание сочинений, чтобы было что читать. Дал Болдино, чтобы было, где балдеть!


Сергеича читают и поныне,

Читают Пушкина сегодня все вокруг:

И друг степей - калмык, друг сала - украинец,

И чукча - отмороженный наш друг.


Читают Пушкина и взрослый и ребенок:

Друг бульбы - белорус, и друг мацы - еврей,

Евреев друг - араб, и турок - друг дубленок,

(И “Либеро” - друг лучший малышей)


Когда Господь Бог в интеллектуальном порыве устроит всем нам перекличку и, выстроив нас на небесном плацу, зычно вызовет: “Аристофан!”

“Я!” - с гордостью ответит Греция.

“Байрон!”

“Я” - крикнет со своего промокшего острова Англия.

“Вольтер!”

“Здесь!” - отзовется Франция, оторвавшись, наконец, от своего вина.

И будут потом названы и Гете, и Гюго, и Данте, и Драйзер... И дойдет очередь до буквы “П”.

“Пушкин” – тихо и нежно спросит Господь.

“Я” - с честью и славой ответит за поэта Россия.

“Александр Сергеевич” - с благодарностью повторим мы.


10 самых лучших коктейлей программы «Добрый вечер»

Коктейль № 1. Армейский «Без пяти минут артиллерист»

Стакан со 100 граммами водки добавляете 200 гр. горохового супа, смешиваете и выпиваете. Теперь Вы без 5 минут артиллерист.


Коктейль № 2 Женский

Готовится женой для мужа к Восьмому марта. На 50 грамм брома наливаете 50 грамм виагры. Коктейль называется: «Кто кого?»


Коктейль № 3. Экзотический. Называется «Санта Барбара»

В 50 грамм белого вина добавляете 30 грамм уксуса и 30 грамм абрикосового джема. Медленно перемешивая, добавляете 20 грамм соли и 20 грамм сахара. Потом бросаете туда ложку меда и кусочек сыра. Смешиваете. Коктейль Санта Барбара готов. Выпейте его. Выпили, дорогие женщины? Вот, нас мужчин также тошнит уже десять лет от этой «Санта Барбары».


Коктейль № 4 «Облом»

300 граммов молока и ломтик огурца обломают вас по полной программе,


Коктейль № 5 «Сицилийский»

Подается в тазике. В тазик наливается теплый ликер, и кладутся ноги клиента, добавляется по вкусу цемент и песок, по мере затвердевания коктейля похмелье плавно уходит из головы в пятки. Если у клиента начинается сушняк, его отводят к речке, и делают ему предложение, от которого он не сможет отказаться.


Коктейль № 6 Супер популярный коктейль «Б-52»

Не важно из чего он состоит, главное, чтобы после коктейля «Б-52» вы сделали БЕ! 52 раза.


Коктейль № 7 из британских сортов виски и чистого спирта, который так и называется «Бритни Спиртс»!


Коктейль № 8 Эстрадный

Скромная смесь «алкоголь – сушняк», сокращенно названная «АлСу»!


Коктейль-наливка № 9 имени Юрия Антонова!

«К наливке абрикосовой, наливку виноградную, и к ним еще сливовую от всей души плесни! Вишневую, грушевую, малиновую, мятную… Что будет с головой с утра, о Боже сохрани!»


Коктейль № 10 Нарко-коктейль имени Розенбаума: «Покажите мне Москву, я прошу, а не то я кой кого укушу! Покажите мне свою анашу! Может, воздухом ее задышу!»



КОРОТКИЕ НОВОСТИ


Прошла первая свадьба между двумя молдавскими хакерами. На утро он сказал ей: «Дорогая, мы провели чудесную брачную ночь, сохранить изменения?»


Известными учеными разгаданы тайны мирового искусства. Оказывается, когда рождался Рембрандт, в соседней комнате рисовали картину. Когда рождался Моцарт, в соседней комнате играли на клавесине. Когда рождался Пушкин, в соседней комнате читали стихи. Отсюда вывод: Децл родился в однокомнатной квартире.


Иосиф Кобзон и Децл создали новую группу, называется Кобздец.


В ответ на женский дует ТАТУ, Борис Моисеев и Сергей Пенкин создали дует ТОТ ТОГО

Лариса Долина накормила суперсистемой шесть Витаса… Убийца!

Телевизионная Реклама.

Презервативы «Мак-3» от «Жилет» – вы делаете одно движение…


Харе Рама, Харе Кришна! Кришна и Рама - созданы друг для друга!


Пиво «Патра». Пиво с пробкой. Колобок – булка с характером.

Жевательная резинка «Дирол Арктика» - почувствуй себя отморозком!


Здравствуйте, я Алла Пугачёва – домохозяйка Филиппа Киркорова. Прочитав исследования стоматологической ассоциации России, поняла, что постоянно надо пить водку. Перегар – лучшее средство от кариозных монстров.


Раньше я был толстый, очень толстый, и, наконец, я решился на операцию.. и теперь я … толстая.


Бабушка, я опять летал во сне… можно я ещё поем этого йогурта с «травкой»?


Пельмени самолепные. Весьма великолепные.

Лакомлюсь как встарь я…

Откуда фарш?… Где Дарья?


Что мы делаем, когда собираемся вместе? - В тюрьме сидим!


Пивовар Иван Таранов, у которого - 18 детей, любил повторять… Недавно повторил и ожидает пополнения.

--------------------------------------------------------------------------------------------

От автора.

Спасибо Александру Дагану и Льву Новоженову за свежие мысли.


Фотогалерея